Home Дом дело найдет Что значит монарх самодержавный и неограниченный. Самодержавие vs монархия

Что значит монарх самодержавный и неограниченный. Самодержавие vs монархия

by admin

Титул с добавлением слов «всея Руси» употребляли в XIV в. великие князья Иван Калита (1425-1440 гг.) и Симеон Гордый (1440-1453 гг.). Однако его реальное содержание было иное — значительно уже, чем во второй половине XV в. Уместно связать появление новых компонентов в титуле и его распространение на фигуру наследника престола, что является признаком усиления власти великого князя и позволяет проследить процесс формирования правового принципа-единства земли. Об этом, в частности, дает представление повсеместный переход от наименования великого князя «господином», что означало власть над свободными людьми, к наименованию «государь», фиксирующему отношения монарха с подданными, либо использование этих наименований одновременно. В рассматриваемый период принципиальная разница особенно заметна в случае с московско-новгородским конфликтом 1471 г. Тогда именно обращение новгородцев к Ивану III послужило формальным поводом к началу боевых действий. Появление в ряде правовых актов и официальных документах, а не только в нормативных памятниках титула «царь», употребляемого наряду с титулом «великий князь». По мнению М.Ф. Владимирского-Буданова, этот титул олицетворял власть над другими государями и «международное значение полной независимости от других государств».

Возобновление использования титула в таком составе фиксируется в правовых актах и других источниках 60-70-х годов XV в. Два правовых акта, где Иван III назван «великим князем всея Руси», относятся к 70-м годам: грамота Новгорода Великого Ивану III о сроках выплаты контрибуции, как результата поражения в военной кампании 1471 г. и Коростынские соглашения — международные договоры, заключенные между Москвой и Новгородом по итогам конфликта. Они также относятся к 1471 г. В целом комплексе правовых документов этого периода Иван III назван «великим князем всея Руси». Самый ранний из них, Послание митрополита Феодосия (Бывальцева) псковичам, датируется 1463-1465 гг. В послании содержится следующий вид титула: «благоверный великий князь Иван Васильевич всея Руси». Существует грамота преемника Феодосия — митрополита Филиппа в Псков от 22 сентября 1471 г. с благословением на устроение шестого собора. Интересна и другая грамота митрополита Филиппа новгородцам, датируемая 22 марта того же года.

Любопытно, что документ появился в тот момент, когда московско-новгородские отношения переживали серьезный кризис, вскоре должен был состояться военный поход. Однако даже в такой непростой ситуации митрополит решился продемонстрировать общерусские притязания великого князя. Наконец, еще один акт древнерусского канонического права, где встречается титул в подобном составе, также связан с комплексом московско-новгородских и московско-псковских отношений — это грамота Феофила Новгородского Псков, датируемая временем до 21 января 1477 г.

Первый случай использования нового варианта титула в источниках права встречаем в договоре Великого Новгорода и Пскова с епископом Юрьевским о перемирии на 30 лет от 13 января 1474 г. В данном международном правовом акте Иван Васильевич называется «господином и государем великим князем». Как известно, Иван III являлся князем и Новгорода, и Пскова. В соответствии с вечевым строем этих государств на князя возлагались определенные ограниченные военно-административные и судебные функции. В данном договоре московский великий князь, несомненно, выступал как один из магистратов вечевых республик. Кроме того, здесь впервые в юридическом документе московский государь именуется «царем всея Руси» .

Признание титула Ивана Васильевича в данном виде со стороны Польско-Литовского государства происходит значительно позже, чем в случае с Новгородом и Псковом. Впервые Иван III именуется «великим князем всея Руси» в посольском деле 1493 г.. Автор работы о московско-литовских отношениях Г. Карпов подчеркивает особую политическую и правовую значимость этого события: «московские государи. взяли на себя обязанность быть руководителями и части Русского народа, жившего в Польско-Литовских владениях». Однако есть еще одно известие литовского происхождения. В Хронике Литовской и Жмойтской, которые можно хронологически привязать к эпопее присоединения Новгорода к Москве, Иван III дважды назван «великим князем и царем московским».

В грамоте Ивана III к Захарии Жидовину, князю таманскому в Кафу, от 14 марта 1484 г. встречается очень пышный титул: «Божией милостью великий государь Русские земли, великий князь Иван Васильевич, царь всея Руси, Володимерьскй и Московский Новгородски и Псковски и Югорский Вятский Пермский.

Возражение против отождествления нами понятий: самодержавный и единодержавный. Обвинение нас в отождествлении истинной самодержавной царской власти с абсолютистской

Среди возражений критики, как мы видели, есть заявление, что в «Русской Идеологии» не указывается разница в понятиях самодержавный и единодержавный. Действительно, говоря о царской власти, мы этой разницы не делаем, так как данные понятия, будучи различными в словах, являются тождественными по смыслу. Какая же будет разница по существу, если мы скажем: только один царь держит в своих руках верховную власть, или скажем: только сам царь держит в своих руках верховную власть и никто другой. У Геродота в его истории говорится о диспуте, который имел своей целью выяснить, какая политическая форма правления лучше. Здесь неоднократно понятия единодержавие и самодержавие отождествляются.

Это тождество явствует и из теории Иоанна Грозного о царской власти, которая была выражена им в его посланиях к князю Андрею Курбскому, к английской королеве Елизавете и в словах, сказанных им польскому королю через его послов. Здесь самодержавие царя мыслится как единодержавие, ни от кого из его подданных не зависящее и ими не ограниченное. Впрочем, монархическое начало известно у нас в России еще со времен Иоанна III как самодержавие, понимаемое в смысле единодержавия, или неограниченной, не зависимой ни от кого из подданных царской власти.

В таком смысле термин «самодержавие» употребляется в актах императрицы Екатерины II. По свидетельству Сперанского, и в Своде законов «с понятием самодержавия отождествляется понятие о неограниченной единодержавной власти монарха».

Так, в сущности, смотрели потом на самодержавную власть в России наши славянофилы и ученые юристы, которые выяснили понятие русского самодержавия.

Один из вождей славянофилов. ?атков, имея в виду монархическое начало в России, что то же — самодержавие, говорит о нем как о единодержавии. «Монархическое начало, — писал он, — росло одновременно с русским народом. В истреблении многословия состоял весь труд и вся борьба Русской истории. Тяжкий процесс совершился, все покорилось одному верховному началу, и в русском народе не должно было оставаться никакой власти, от монарха не зависящей. В его единовластии русский народ видит завет всей своей жизни, в нем полагает все свои чаяния».

В сочинении другого вождя славянофилов И. С. Аксакова мы находим вопрос: «что такое самодержавие, неограниченность?» Из этого вопроса видно, что он отождествляет понятия самодержавия и единодержавия, ибо последнее и было неограниченною властью русского царя.

По свидетельству профессора государственного права А. Градовского, «выражение «самодержавный» означает, что Русский Император не разделяет своих верховных прав ни с каким установлением или сословием в государстве, т.е. что каждый акт его воли получает обязательную силу независимо от согласия другого установления».

«Самодержавие, — говорит в своих лекциях по русскому государственному праву Н. И. Лазоревский, — есть такая форма правления, когда вся полнота государственной власти сосредоточена в руках одного человека — царя, короля, императора. Всякая другая власть возможна, лишь поскольку государь ее терпит, ее признает. Все власти получают свои полномочия от государя, он же сам ни от кого не зависит, ни от кого своих полномочий не получает, но непосредственно сам ими обладает».

Имея ввиду процесс образования в России самодержавной власти, тот же автор пишет, что «существо этого процесса сводилось к уничтожению всех тех политических сил и организаций, которые могли бы противополагаться царской власти и в чем-либо ее ограничивать. Разложение вечевого устройства, уничтожение удельных княжений, разгром северных народоправств Новгорода и Пскова, все это привело. к уничтожению местных общественно-политических центров и к образованию в России единой царской власти».

Если бы разложение всех других общественных сил было достигнуто с образованием московского единодержавия, то с этого времени (т.е. с Иоанна III) можно было говорить и о самодержавии на Руси, т. е. об образовании неограниченной царской власти».

Весьма интересно в данном случае рассуждение. ?оркунова по поводу истолкования Сперанским в «Руководстве» выражений «самодержавный» и «неограниченный», которые приводятся в ст. 1-ой Основных Законов, где сказано: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. — Повиноваться верховной Его власти не за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает».

«Двумя словами, — пишет Сперанский, — весьма многозначительными, выражается в наших законах полнота верховной власти: самодержавием и неограниченностью. Слово самодержавие. когда оно прилагается к особе государя, то оно означает соединение всех стихий державного права во всей полноте их без всякого участия и разделения. Слово неограниченность власти означает то, что никакая другая власть на земле, власть правильная и законная, ни вне, ни внутри империи, не может положить пределов верховной власти Российского самодержца».

«Итак, — говорит по поводу этих слов Коркунов, — если судить по форме изложения, Сперанский различает самодержавие и неограниченность. Но по содержанию он определяет их так, что понятия эти совпадают. В самом деле, «соединение всех стихий державного права, очевидно, ничего другого означать не может, как то, что не существует никакой другой власти, которая бы ограничивала власть монарха».

Затем, ссылаясь на вышеприведенное нами истолкование проф. Градовским выражения «самодержавный», Коркунов тут же указывает изъяснение Градовским и выражения «неограниченный».

«Название «неограниченный», — говорит он, по его (Градовского) мнению, показывает, что воля императора не стеснена известными юридическими нормами, поставленными выше его власти. Однако, замечает Коркунов, и в таком определении самодержавие и неограниченность сливаются воедино. Существование «юридических норм, поставленных выше воли монарха», возможно, конечно, только под условием «разделения верховных прав между, ними и другими установлениями»».

По мнению Коркунова, «понятия самодержавный и неограниченный на языке Свода — синонимы. Определяя власть монарха как самодержавную и неограниченную, Свод Законов не обозначает этими словами различных ее свойств, а для большей ясности одно и тоже свойство определяет двумя однозначащими словами».

Наконец, для доказательства тождества данных понятий он ссылается на истолкование самодержавия Иоанном Грозным «именно в смысле безраздельного сосредоточения всей полноты государственной власти в руках монарха». В данном случае имеются ввиду слова из царского послания князю Курбскому: «Како же и самодержец наречется, когда не сам строит». По словам Коркунова, «в таком смысле употребляется самодержавие и в манифесте Анны Иоанновны 28 февраля 1730 года, и в Екатерининском Наказе, ст. 9: «Государь есть самодержавный, ибо никакая другая, как соединенная в его особе власть, не может действовать сродно с пространством столь великого государства», и в манифесте Императора Александра III 29 апреля 1881 года: «Глас Божий повелевает Нам стать бодро на дело правления с верою в истину Самодержавной власти, которую мы призваны утверждать и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений». В таком смысле это слово употребляется ныне в обыденной речи».

«Итак, — говорит Коркунов, — следует признать, что понятие самодержавия объемлет собою понятие неограниченности, в смысле сосредоточения в руках монарха всей полноты государственной власти».

Характерно отметить, что вся борьба русской безбожной интеллигенции против самодержавия сопровождалась неизменным требованием ограничения царской власти властью народа. Следовательно, и враги нашего бывшего государственного строя мыслили понятия самодержавия и единодержавия тождественными.

Отсюда понятно, почему одна из проповедей московского митрополита Филарета о царской власти имеет заглавие: «Единодержавие Царя».

Чтобы доказать ошибочность отождествления нами понятий единодержавный и самодержавный, автор критики говорит: «Единодержавие означает сосредоточение власти в руках одного человека. Но с это еще ничего не говорит о характере и происхождении этой власти. Например, в современных тоталитарных державах мы видим единодержавие. Однако верховная власть принадлежит не диктатору или вождю, а вождю эта власть только вручена. Между тем самодержец или автократ имеет суверенную власть, ни от кого на земле, и в частности от воли народной, не зависимую.

Таким образом, не всякий единодержец — самодержавен, но всякий самодержец — единодержавен».

По поводу этих слов мы должны сказать, что сосредоточение власти в руках одного человека по управлению всем государством есть не только единодержавие, но и самодержавие, если эта единая личность на самом деле, а не фиктивно, обладает такой властью. Если власть вверена вождю в начале его появления от партии, которая его выдвинула, то это не значит, чтобы после того власть вождя фактически имела характер зависимости от этой партии и даже от целого народа, во главе которого он стоит. Наличие наряду с вождем народного собрания еще не означает, что вождь находится от него в зависимости и даже в том случае, если оно санкционирует те или иные государственные предприятия вождя. Эта санкция может быть только моральной для него поддержкой и иметь лишь теоретический смысл. Фактическая же действительность показывает, что вся сила государственной власти сосредоточена не в народном собрании, а в личности вождя. Не он в своих решениях зависит от народа, а народ зависит от него. Воля вождя для народа есть последнее решение, есть священна и, таким образом, является властью верховной, самодержавной.

Да и странно было бы положение вождя, который в своей деятельности ставил бы себя в зависимость от воли народа, хотя бы в лице партии им возглавляемой. Его положение было бы тогда хуже, чем положение конституционного монарха, ибо он не имел бы даже права носить титул вождя. Каким образом он мог бы называться вождем, если бы не он вел народ, а народ вел его?

Таким образом, власть вождя тоталитарного государства не по своему происхождению и не с теоретической, а с фактической точки зрения есть не только единодержавная, но и самодержавная. Поэтому отождествление понятий единодержавный и самодержавный можно применить в отношении и к этой власти. Конечно, говоря о том, что власть вождя тоталитарного государства может быть названа самодержавной, мы не разумеем под ней истинную самодержавную власть. Такою может быть только царская власть, ограничиваемая законами православной веры в истинного Бога.

Что касается слов автора критики, что самодержец имеет суверенную власть и что не всякий единодержец — самодержавен, но всякий самодержец единодержавен, то возникает новое недоразумение. Отвергая тождество понятий единодержавия и самодержавия в применении к вождю тоталитарного государства, автор критики признает возможным это отождествление допустить в применении к власти самодержавного монарха. Но это последнее отождествление мы и делаем в своей книге «Русская Идеология» в применении к царской самодержавной власти.

Выходит, что данный упрек не имеет под собою основания.

То же самое мы должны сказать и относительно его рассуждения о существовании двух видов самодержавия: автократа и помазанника, или самодержца и самодержца-помазанника.

В критическом отзыве говорится правильно, что и самодержец, и самодержец-помазанник — оба суверенны, так как не имеют над собою иной власти. Но они различаются своим воззрением по отношению к своей власти и ее источнику. Первый видит ее «источник в самом себе, в своей воле и личности, и его воля ничем не ограничена. Помазанник считает, что власть ему дана от Бога, что он ответствен перед Ним, что его воля ограничена волею Божией». Такое воззрение на свою власть обязывает помазанника-самодержца установить особый вид самодержавной власти, «который отличается от другого также и в направлении проявления власти. например, в принципиальной необходимости установить отношение к Церкви». Таким образом, в этих случаях говорится об отличиях абсолютистской самодержавной, ничем не ограниченной власти, ограниченной божественными законами, что и выражается в ее отношении к православной Церкви.

Все это сказано здесь с целью показать, что мы этого отличия царя-абсолютиста от царя-помазанника будто не делаем, напротив, того и другого отождествляем. Но, обвиняя нас в этом «отождествлении», автор критики, таким образом, винит нас в стремлении абсолютизировать эту царскую власть.

«Как мы указали, — пишет он, — о богоустановленности можно говорить только в отношении царя-помазанника, а не просто царя-единодержца или самодержца. Архиепископ Серафим, по-видимому, этого не замечает и отождествляет понятие царя и царя-помазанника. Например, он говорит: «. учреждение царя предвозвещалось за много лет Аврааму, из чего видно, как высоко мыслится в очах Божиих достоинство царя-помазанника».

Посмотрим, насколько состоятелен этот упрек на основании текста нашей книги.

Как раз перед нашими словами, здесь приведенными, мы указываем на слова Свящ. Писания: «Вознесох избранного от людей Моих; елеем святым Моим помазах его» (Пс. 88.20, 21), а затем мы говорим: «Замечательно, что Господь за много веков до поставления Им царя-помазанника Божиего обещал Аврааму, несомненно, как величайшую для него награду, происхождение от него царей, говоря: «И возращу тя зело, и положу тя в народы, и царие из тебе изыдут» (Быт. 17, 6). После этого уже следуют наши слова, которые отмечены автором критики, где нам вторично сказано, что учреждение царя предвозвещалось за много лет Аврааму, только здесь к слову «царя» мы не приложили слова «помазанника», так как сделали это в первом случае. Но из контекста нашей речи ясно, что в этом месте своей книги мы говорим исключительно о царе-помазаннике. Этого мало. Тут же, после вторичного указания нами касательно предвозвещения Богом Аврааму о происхождении от него царей, мы пишем: «Чрез таинство св. миропомазания царь делается священною особою». Таким образом, мы отличаем не только царя-абсолютиста, но и приготовленного к восприятию таинства миропомазания — от царя-помазанника. Несомненно, автор критики прочитал всю нашу книгу. Очевидно, он не обратил внимания на ее слова, где так положительно и так ясно говорится об отличии власти царя-абсолютиста от власти царя-помазанника. Вот эти слова: «Церковь. ради своего собственного блага и ради возрождения своей родины должна стремиться к восстановлению в ней только одного государственного строя — самодержавной власти царя-помазанника Божиего. Будем и мы вместе с нашей Церковью стремиться к получению от Бога этой величайшей Его милости. Но будем всемерно содействовать тому, чтобы вся самодержавная царская власть была не абсолютистской и деспотической, а истинно монархической. Таковою она и явится, если будет ограничена Церковью в смысле такого к ней отношения, при котором царская власть будет руководствоваться законами Божественного Писания и св. каноническими правилами. Иначе говоря, истинная самодержавная царская власть та, которая относится к Церкви на основе симфонии властей».

Отсюда понятно, как мы далеки от отождествления истинной самодержавной царской власти с абсолютистской, если призываем русских православных людей всеми мерами стремиться к тому, чтобы в будущей России была первая власть и не была допущена вторая.

Об этом призыве говорится ясно в шестой и седьмой главах нашей книги — симфонии властей. Здесь приветствуются нами те византийские императоры и те великие русские князья и цари, которые, действуя согласно основам симфонии, ограничивали свою державную власть православною верою и правилами Церкви и открыто защищали св. Православие. И напротив, здесь не одобряются действия византийских императоров-иконоборцев, а также деятельность наших царей — Алексея Михайловича, и в особенности Императора Петра Первого и Императрицы Екатерины Второй, которые нарушали и даже разрушали основы симфонии властей и выявляли не истинную самодержавную царскую власть, а абсолютистскою.

Вот что нами было сказано касательно Императора Петра: «Такое уничтожение Петром симфонии властей, при его искаженной самодержавной, вернее, абсолютистской и деспотической царской власти, так потрясло исконные начала бытия русского народа, что последний, несмотря на свое покровительство Церкви со стороны русских царей XIX в., уже не может оправиться и стать на свой, заповеданный ему Богом путь осуществления религиозно-нравственного идеала — путь Св. Руси. Поэтому здесь, в уничтожении Петром симфонии властей, и была заложена причина гибели России».

Имея в виду эту абсолютистскую власть Петра, мы в заключение своей книги говорим: «В целях предотвращения появления в будущей России подобного царя при учреждении царской самодержавной власти Церковь может установить правило, при котором царь свободною волею усугубил бы ограничение своего самодержавия Божественными законами, о верности которого он торжественно свидетельствовал при своем короновании чрез исповедание православного учения».

Монархической партии «Самодержавная Россия»

13.02.2011 года, г.Москва

Монархическая партия «Самодержавная Россия» объединяет граждан монархических убеждений, сторонников восстановления исторической справедливости и традиционного державного нравственного управления страной.

Россия вновь должна стать великой Империей, обрести свое истинное историческое лицо, обратиться к тысячелетнему опыту Православной Цивилизации. Традиционная формула “Москва – Третий Рим” была и остается символом Российской соборной государственности на все времена.

История нашей великой страны неразрывно связана с тремя фундаментальными понятиями. Россия более тысячи лет строилась на основе Православной веры, трудами Русского народа, ею правили законные Царские династии. При этом народ хранил верность своим государям, поддерживал православные традиции и жил жизнью своих предков.

Основная формула национального бытия – Православие, Самодержавие, Народность – была и по сей день остаётся единственно верной формулой жизни, определяющим признаком русской и российской идентичности. Её историческая особенность заключается также в том, что она не противоречила и не противоречит национальной и религиозной идентичности других коренных народов России.

Отступление дореволюционных высших слоёв российского общества от фундаментальных принципов русской жизни обернулось для страны духовной и социальной катастрофой и геноцидом народа. Но даже в советскую эпоху не всё было утрачено: память о своём исконном не остывала у нескольких поколений русских людей, живших под жёстким прессом коммунистической идеологии. Советский опыт во многих областях жизни, как опыт борьбы народа за своё национальное и духовное существование, опыт преодоления богоборческого инородного влияния, не может быть забыт. В нём было немало ценного и значительного.

Русский народ – народ глубоко монархический, «царистский», что признавали даже большевики, утверждавшие, что если бы Белые выдвинули лозунг «За Русского Царя», большевизм не продержался бы и десяти дней. После падения монархии искажённый стихийный монархизм народа отчасти проявлялся в «культе личности» вождей, генсеков, президентов. Вот и сейчас социологические исследования показывают: значительная часть населения России является сознательными или стихийными монархистами. Никакими социальными экспериментами не удалось вытравить из нашего народа его монархическую сущность. Поэтому, без сомнения, будущая Россия это – самодержавное монархическое государство.
II. ЧТО ЕСТЬ РУССКИЙ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ УКЛАД.

2.1 Самодержавное монархическое государство

Православная Самодержавная Монархия в России имеет и собственную многовековую историю, и свои духовные и цивилизационные основы, как в характере русского народа, так и в его религиозных представлениях.

По словам святителя Филарета, Митрополита Московского, «Бог, по образу Своего небесного единоначалия, устроил на земле Царя, по образу Своего вседержительства – Царя Самодержавного, по образу Своего царства непреходящего, продолжающегося от века и до века, – Царя наследственного».

Русское Самодержавие – синоним понятия «силы и независимости», гарантированного властного суверенитета. Оно означает независимость власти Русского Царя от любой иной власти, как вне границ России, так и на всей российской земле. Юридическая фикция «разделения властей» есть одно из проявлений «великой лжи нашего времени» (К.П. Победоносцев). Она лишь маскирует подлинный источник власти – частный интерес или тайные организации. Подлинная власть едина, она или есть, или её нет.

Царское Самодержавие есть источник законов, управления и правосудия, «царское право» и одновременно царская обязанность, царский долг. Наследственный характер Царской власти ставит её выше политических, классовых и сословных интересов, делает незапятнанной в социальной борьбе и интригах. Царю изначально не надо «делать карьеру». Наследование Престола определено законом, дарованным у истоков Царства. Устраняя по возможности всякий элемент «избрания», «желания» со стороны народа и со стороны самого Государя, династическая идея делает личность Царя живым воплощением того нравственного идеала, верховенство которого нация сама поставила над собой. Государь одновременно и обладает всею властью этого идеала, и сам всецело ему подчинён.

Царь помазывается на Царство особым церковным чином, совершаемым Православной Церковью. Государство не навязывает всем своим подданным Православную веру насильно, не принуждает к её исповеданию, но и не отдаёт её на поругание.

Симфония Царя и Церкви выражается в том, что законы государства находятся в согласии с Законом Божиим, а Царь является Верховным стражем Православной Церкви, защитником от внешних и внутренних угроз, блюстителем чистоты Православного вероучения. Церковь соборно молится о Царе. Царь заботится о Церкви. При этом как Белый Царь Всероссийский монарх оказывает Верховное покровительство традиционным религиям России.

2.2. Народное соборное государство

Государствообразующим народом России является триединый, в настоящее время разделённый, Русский народ – Великороссы, Малороссы (украинцы) и Белорусы. Русины, казачество, сибиряки, поморы и другие субэтнические группы со своими субкультурными особенностями – неотъемлемые грани Русского народа, в которых проявляется многообразие Русского мира. Также все коренные народы России, на протяжении многих веков жившие плечом к плечу с русскими, являются ни в чём не умаленными, полноценными подданными Государя. Национальная дискриминация коренных народов России, унижение национальной чести и достоинства являются тяжким преступлением.

Права и обязанности Российских подданных находятся в неразрывном единстве. Нет прав без обязанностей и нет обязанностей без прав. Права и обязанности людей и социальных групп могут быть различными и разно наполненными содержанием в зависимости от их рода деятельности и участия в государственном строительстве, государевой службе.

Государство заботится о том, чтобы добрые качества, умения и навыки людей, их профессиональные знания и опыт во всех областях деятельности передавались из поколения в поколение, от отца к сыну.

Государство, то есть, Государево дело, по определению не может быть узко классовым или сословным – оно находится над классами и сословиями и выступает как арбитр в их возможных спорах, причём, Царь – это Верховный арбитр. Отсюда проистекает его возглавление судебной власти, стоящей над обвинением и защитой в состязательном процессе. В Самодержавной России государство не преследует человека, а творит истину и милосердие.

Государство является унитарным, но гибким в своих региональных формах организации. Местное самоуправление отделено от государственного управления, развивается на основе местных исторических и национальных традиций и может принимать любые формы – земство, советы, казачий круг, церковные общины, курултай и т.д. Представители коренных народов России во взаимоотношениях между собой могут руководствоваться нормами своих национальных культурных традиций.

Высшим совещательным и законосовещательным органом страны является Совет всея Земли (Земский Собор), созываемый Царём по принципу всеобъемлющего представительства слоёв и групп населения. Гласные (делегаты) Земского Собора избираются от профессиональных групп и союзов и от земель, входящих в состав Государства Российского.

2.3. Социальное государство

Социальная справедливость – основа государственной и общественной жизни самодержавной монархической России. Частная собственность, по монархическому мировоззрению, не является ни «священной собственностью», ни абсолютным злом. С ней прочно связана ответственность перед Богом и государством. Её следует рассматривать как «правообязанность» – право собственности, обязывающее собственника использовать её во благо не только себе, но и ближнему, обществу в целом. Богатые люди обязаны помогать бедным, вкладывать средства в науку, культуру, образование, медицину, заниматься благотворительностью. Богатство – не добродетель, и бедность – не порок, как и наоборот.

Опорой стабильности общества и независимости державы является крупная собственность на средства производства, преимущественно или полностью принадлежащая государству. Это касается отдельных сфер, объектов и видов собственности, имеющих наибольшее значение для существования государства и благополучия народа.

Монархия не относится к экономической области догматически, отношение к разным формам собственности определяется, прежде всего, целесообразностью и эффективностью их использования. Однако прагматизм не может распространяться наземлю как таковую. Земля – Божия и Государева. При этом землепользование может принимать любые формы: например, пожизненное владение и пользование землёй с правом наследования, но без прав продажи. Или аренда с правом собственности на продукцию, плоды и доходы от землепользования. Последнее также относится к недрам земли, лесам и водоёмам. В государственной собственности также должны находиться стратегические отрасли: энергетика, атомная, космическая, авиационная промышленность, тяжёлая, военно-промышленный комплекс. Фундаментальная наука, передовая медицина, прогнозирование и борьба с природными катастрофами, охрана окружающей среды и другие затратные отрасли, имеющие прямое отношение к общегосударственным, национальным интересам и проблемам безопасности также относятся к преимущественному ведению Государя и государства.

Напротив, сфера лёгкой, пищевой и местной промышленности, сфера услуг, сельское хозяйство, часть машиностроения и приборостроения, ориентированные на конечного потребителя, допускают всё разнообразие форм собственности – государственной, кооперативной, частной и т. д. Особой поддержки заслуживают такие традиционные русские формы организации труда, как товарищество и артель (производственный кооператив)…

Образование – от начальной школы до аспирантуры включительно – должно быть государственным, бесплатным и доступным. То же касается медицины. Преподаватели, учителя, воспитатели, врачи должны получать достойную заработную плату и доступ к профессиональному совершенствованию. Параллельно в стране могут существовать частные образовательные и медицинские учреждения для желающих ими пользоваться.

Восстановление Самодержавия в России неразрывно связано с восстановлением её полной независимости от международных финансовых центров и ростовщического процента, подавляющих экономическую жизнь в стране. В конечном счете, это означает преодоление финансового глобализма. Кредитование в России должно постепенно стать государственным, в том числе, и для частного бизнеса, и, в конечном счете, – беспроцентным. Финансово-налоговая идентификация не должна оскорблять религиозные чувства, равно как и учёт населения и его экономической деятельности не должен носить черт тоталитаризма и подчиняться внешним центрам в ущерб независимости и обороноспособности государства.

Важнейшей социальной и национальной задачей государства является забота о сбережении и преумножении численности народа и, прежде всего, пострадавшего от геноцида в ХХ столетии государствообразующего Русского народа. Национальный и нравственный нигилизм коммунистов и либералов поставил русский народ на грань уничтожения. Монархия, основанная на религиозных заповедях, тысячелетних традициях и семейно-родовых началах, на первенстве Главы Семьи, мужа и отца, на обязанностях жены и матери, на наследственном преемстве от родителей к детям, есть идеал для установления образа жизни всего народа. Царская Семья есть прообраз, вдохновляющий сильных и укрепляющий слабых. Забота Государства о материальном благополучии и трудоустройстве молодых семей должна соединяться с твёрдым запретом абортов и абортивной контрацепции, запретом любой пропаганды безнравственности, внесемейного образа жизни и извращений.

III. КАКОЙ МЫ ВИДИМ ПОЛИТИКУ МОНАРХИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА

3.1. Россия как геополитический центр и задача воссоединения триединого русского народа

Русская земля располагается и в Европе, и в Азии, а Русский народ является как европейским, так и азиатским, создав свою самобытную Русскую цивилизацию на самой большой в мире территории. Россия есть геополитический центр континента Евразии, пересечение всех его стратегических и экономических связей, «сердцевинная земля». При этом Российское Государство на протяжении всей своей истории вынуждено было противостоять агрессиям как с запада, так и с востока. Отсюда проистекает традиционная роль надёжной обороны: требование высокой готовности всех родов сухопутных войск, воздушного, военно-морского флота и разведки в истории России, их роль в ближайшее время, из-за растущей нестабильности в мире, должна ещё более усиливаться.

Одной из главных задач будущей самодержавной монархической России является добровольное воссоединение временно разделённого триединого Русского народа под скипетром Русского Царя. В дальнейшем возможно принятие в подданство дружественных народов, добровольно пожелавших жить с нами в одном государстве, что будет способствовать восстановлению исторических границ.

Ближайшими союзниками России должны стать, с одной стороны, православные страны Сербия, Болгария, Греция и христианская Армения. С другой – культурно связанные с нами народы Европы и Азии, такие как Германия, Франция, Италия, Иран, Индия.

На роль одного из первых государств мира выходит соседний Китай. Здесь ситуация противоречивая, особенно если иметь в виду демографический рост Китая и слабую заселённость русских восточных земель. Быстрый и решительный подъём Сибири и Дальнего Востока, укрепление наших восточных рубежей – приоритетная задача и категорический императив на ближайшие десятилетия. При этом Россия должна стремиться к дружбе и союзу с великим восточным соседом.

Русская монархия будет неизбежно привержена принципам мира и уважения суверенитета всех национальных государств. В условиях навязываемой миру глобализации Монархическая партия «Самодержавная Россия» считает своими союзниками те политические силы за рубежом, которые выступают за сохранение независимости своих государств и свой самобытный национально-культурный путь развития.

3.2. Государство и дух народа

Монархическая государственность не имеет ничего общего с тоталитаризмом. Она не допускает подавления свободы духовного и культурного развития личности, но законодательно ограничивает те проявления индивидуальной свободы, которые противоречат правам народа жить по своим народным обычаям и нравственным нормам.

Свобода есть Божий дар, и она не предполагает глобальной стандартизации. Напротив, история показала, что западная демократия, абсолютизируя идеи свободы, ведёт к её деградации, сведению к свободам различных «меньшинств» и деструктивных сообществ, совершающих культурные и моральные революции, разрушающих личность, общество и государство ради достижения преступных эгоистических целей отдельных лиц и групп.

Самодержавная монархия, в соответствии с законом Божьим, исторической традицией и заботой Монарха о благополучии подданных, отдаёт предпочтение правам и свободам народа в целом, трудовых общностей, сословий, больших религиозных и культурных групп перед правами отдельного индивидуума или меньшинства, оторванного от родной почвы, национальных и духовных корней, не признающего нравственных норм и народных традиций.

С освобождением народного духа от пресса господствовавшей коммунистической идеологии одна несвобода сменилась другой – диктатурой финансовой олигархии, поставившей личность и общество в униженное положение банкрота. Это привело как к деградации независимой и творческой мысли, наук и искусств, которые сегодня находятся на грани уничтожения или почти уничтожены, так и к деградации промышленности, ремёсел, культуры и здоровья населения, к необходимости выбора между жалким прислуживанием мамоне и вымиранием.

Только Самодержавная монархия, с её культурными историческими корнями, отеческим характером, православным миропониманием, духовной ответственностью и стратегическим мышлением, способна избавить от финансового рабства и вернуть культуре духовно-личностное измерение. Сочетание державного «большого стиля» монархической культуры на государственном уровне и широчайшего разнообразия свободы личного и коллективного творчества в области наук, искусств и ремёсел на уровне общественном есть реальный путь выхода из культурной деградации и залог будущего возрождения русского и других народов России, а, следовательно, и путь подъёма народного духа, путь раскрытия его гигантского творческого потенциала.
3.3. Внутренняя политика

Стратегической целью внутренней политики является поддержание стабильности общества и государства, соблюдение их внутренней крепости и устойчивости к любым разрушительным воздействиям идеологического, религиозного, политического и иного характера. Стратегическими задачами внутренней политики России должны стать:

А) Восстановление управляемости государства и общества. Борьба с коррупцией и любыми попытками государственных служащих удовлетворять свои корыстные интересы за государственный счет. Укрепление дисциплины в системе государственной власти.

Б) Создание всех необходимых условий для обеспечения политического, духовного, информационного, экономического и военного суверенитета России.

В) Создание условий для воспроизводства и роста численности населения с восстановлением демографического потенциала русского народа, пострадавшего в ХХ веке от государственной русофобии и геноцида.

Г) Укрепление государственного единства страны, пресечение сепаратизма во всех его формах.

Д) Выработка механизмов гармоничного сочетания полномочий местного самоуправления с прерогативами центральной власти.

Е) Обеспечение достойного уровня социальной защиты населения.

Ж) Борьба с преступностью, включая ликвидацию этнических банд и полное прекращение нелегальной и деструктивной миграции.

Российское подданство (гражданство) должно стать высокой честью для лица, проживающего на территории России. Приобретение Российского подданства лицами, приехавшими в Россию на жительство и не имеющими в России родовых корней, возможно лишь после длительного периода адаптации и доказательства лояльности государству и русскому народу со стороны соискателя подданства. Двойное гражданство не допускается.

Все формы и виды собственности, включая иностранную, должны находиться под охраной государства при условии, что владельцы не нарушают российские законы.

При этом для обеспечения национального суверенитета России доля иностранного капитала, прямых или косвенных иностранных инвестиций в российских предприятиях должна быть ограничена порогом экономической безопасности, определяемым, исходя из состояния экономики и международных отношений. Для объектов и отраслей, имеющих стратегическое значение, участие иностранного капитала не допускается.

Россия прекращает дальнейшее колониальное использование своих недр. (Вывоз необработанного сырья в основном будет постепенно прекращен). Необходимо принять меры по пресечению вывоза капиталов из России (в первую очередь, через оффшоры). Богатства недр России, её лесных и водных ресурсов, энергетические и транспортные сети и военная промышленность, а также отрасли, её обеспечивающие, должны преимущественно (за редким исключением) принадлежать казне государства и служить народу России, а не частным лицам или транснациональным корпорациям. Возвращение наиболее прибыльных отраслей под контроль государства даст необходимые и достаточные средства для проведения модернизации промышленности.

Каждому гражданину Самодержавной России будет гарантировано право на:

А) полноценное бесплатное медицинское обслуживание;

Б) бесплатное среднее и, при наличии необходимых способностей, высшее образование;

В) достойно оплачиваемый труд (по специальности);

Г) современно обустроенное жильё;

Д) юридическую и физическую защиту от любых посягательств на его личность или собственность.

Каждому гражданину будет гарантировано пособие по старости или инвалидности в размере не ниже реального прожиточного минимума.

Любая пропаганда безнравственности и норм жизни, противоречащих российским традициям, на территории России будет запрещена.

Каждому подданному гарантируется свобода вероисповедания. Деятельность иностранных сект в России запрещается.

Вводится государственная монополия на производство спиртных напитков и табачных изделий. Продажа их ограничивается. Ведется активная борьба за трезвый образ жизни вплоть до введения «сухого закона».

Запрещается деятельность российских, иностранных, международных организаций и частных лиц, направленная на сокращение рождаемости, «половое просвещение» детей и подростков, вмешательство в традиционные права семьи и родителей. Попытки такого рода деятельности, от кого бы они ни исходили, будут преследоваться как уголовное преступление.

Вводится смертная казнь за терроризм, незаконное производство, хранение и распространение наркотиков, за изнасилование и совращение малолетних, за государственную измену.

Ужесточаются законы, направленные против коррупции, и создается специальное общероссийское ведомство для борьбы с коррупцией и казнокрадством, сочетающее функции народного контроля и секретной спецслужбы. В Уголовный кодекс возвращается наказание за коррупцию в виде конфискации имущества как коррупционера, так и членов его семьи (включая собственность, находящуюся за пределами границ России).
3.4. Внешняя политика

Российское общество должно ясно осознавать и защищать свои национальные интересы. Только преступное безразличие к собственному Отечеству может породить безвольное следование российского государства в фарватере американской или европейской, или иной региональной или глобалистской политики.

Россия не может себе этого позволить даже под угрозой войны.

В то же время основными целями внешней политики должны быть:

А) Обеспечение благоприятных условий для решения внутренних проблем, стоящих перед страной. Отсюда первое требование к внешней политике – она должна быть мирной. Однако мир можно сохранить, только обладая военной силой.

Б) Восстановление Российского государства в его естественных границах. Активное содействие постепенному добровольному возврату Белоруссии и Украины в состав единой державы.

В) Обеспечение стратегических интересов России на территории бывшего СССР. Бывшие союзные республики не должны становиться источником угроз для нашей безопасности или проводниками влияния, враждебного русским интересам.

Г) Возрождение тесных дружеских отношений с традиционными, прежде всего, православными и славянскими, партнерами России. Возвращение России роли лидера славянского мира и вселенской покровительницы Православия.

Д) Обеспечение добрососедских отношений со всеми континентальными соседями, вне зависимости от их идеологической, религиозной и политической ориентации.

Е) Сокращение российского участия в любых международных организациях до уровня необходимого минимума. Категорический отказ от содействия любым попыткам любых межгосударственных объединений (будь то ООН, ОБСЕ, НАТО, МВФ, ВТО или иные) формировать какие бы то ни было наднациональные структуры контроля и управления.

У Российской Державы нет иного пути, кроме следования собственной продуманной национальной стратегии, поскольку никакое другое государство или группа государств не имеет тех исторических задач, которые поставлены перед Россией Промыслом Божиим. Основой этой стратегии должны быть принцип “разумного изоляционизма” и вытекающая из него концепция суверенитета: политической, военной, информационной, культурной, научно-технологической, энергетической, сырьевой, финансовой, продовольственной и экономической независимости России, опирающейся на собственные значительные ресурсы, интеллектуально-духовные силы и творческую энергию нашего народа. В этом смысле любая «стратегия глобализации», в чьих бы интересах её ни пытались нам навязать, не может рассматриваться Россией иначе, чем покушение на Российское Самодержавие.

Внешняя политика России должна быть частью собственной национальной стратегии и ни при каких условиях не может и не должна становиться самодовлеющей или определяющей национальное развитие России. Участие в международных организациях должно рассматриваться как средство достижения тех или иных стратегических целей и возможно лишь при условии, что оно не противоречит основным принципам национальной стратегии. Следует пересмотреть положения о приоритете международного права над национальным.

Государство Российское проводит политику мира и невмешательства во внутренние дела других государств и вправе требовать такого же отношения к своему собственному суверенитету.

Национальные интересы России, а также жизнь и здоровье её законопослушных подданных в России и за рубежом защищаются всеми средствами Российского государства и являются приоритетными во внешней и внутренней политике.

Отказываясь от агрессивных притязаний, во всех международных конфликтах Россия должна сохранять “вооруженный нейтралитет”, обеспеченный военным потенциалом, достаточным для его использования в качестве инструмента внешней политики.

Государство оказывает покровительство русским общинам за границей и, в первую очередь, в странах Ближнего зарубежья.
3.5. Российская армия, авиация и флот и их роль в государстве

Наша Армия и Флот имеют великие исторические традиции и по праву носят имя непобедимых. Победы русского оружия всегда основывались на духовном превосходстве православных воинов, их личном героизме и мужестве, способности отдать жизнь за Веру, Царя и Отечество. В то же время наши Армия и Флот традиционно имели талантливых и гениальных полководцев, отличную боевую выучку, лучшее оружие, которое ковалось в тылу, всем народом, для защиты от врагов.

Русская Армия и Флот всегда служили делу защиты Веры, Царя и Отечества, а не агрессии и захвату чужих земель, и если использовались за границей, то только для спасения братьев по вере и для выполнения союзнических обязательств, связанных с безопасностью нашего государства.

Русская Армия всегда была уважаемой в народе и единой с народом, поскольку никогда не использовала наемников и состояла из солдат, матросов и офицеров, многие из которых были выходцами из народа.

Русская Армия и Флот всегда начинали дело с молитвы и несли над собой знамена и хоругви с образами Господа Иисуса Христа и Божиих святых, привлекая к делу защиты Православного Отечества великую помощь Божию. Именно поэтому Русская Армия и Флот были и остаются непревзойдёнными в истории сокрушителями иноземной и иноверной гордыни.

Возрождение суворовского и ушаковского духа и воинских традиций Русской Армии и Флота – основа безопасности России в условиях современного агрессивного окружения страны.

Финансирование Армии и Флота на необходимом и достаточном уровне, включая программу перевооружения, должно являться приоритетной статьей бюджета России и исполняться неукоснительно, по законам военного времени. Государственный банк России обязан безпроцентно и безотказно в срок кредитовать военные исследования и разработки проводимые по утверждённым правительством планам развития вооружений.

Плановая система госзаказа должна обеспечить разработку, производство и надёжную эксплуатацию новых современных образцов вооружения. Российские Вооруженные силы должны быть, прежде всего, оснащены новейшим и наиболее эффективным оружием.

Российская Армия и Флот преобразуются по традиционному типу. Вводится духовное воспитание личного состава, служба войсковых священников, воинские и походные храмы. Войсковые соединения именуются именами Святых с вручением Хоругвей. Воинская Присяга приносится на Евангелии с целованием Креста (Для мусульман на Коране, для иных конфессий – по традиционному для них ритуалу).

Защита Отечества является священным долгом и почётной обязанностью каждого Российского подданного. Поэтому каждый российский подданный мужского пола в мирное время проходит воинскую службу в Российской Армии и Флоте либо на предприятиях ВПК. Неисполнение воинской обязанности возможно только по состоянию здоровья или для лиц, ограниченных или поражённых в правах.

Офицер Российской Армии и Флота есть почетное звание, которое означает принадлежность к привилегированному сословию, обеспеченному всем необходимым для содержания семьи, полноценной жизни и успешного прохождения службы в мирное и военное время. Привилегии офицеров в обществе не обсуждаются, ибо основаны на налоге кровью, который под присягой обязан отдать Отечеству каждый офицер во время военное. Всякая попытка дискредитации офицерского звания или военной формы со стороны гражданских или военных лиц сурово карается по закону.

Военнослужащий, в том числе и новобранец, есть государев слуга и слуга Отечества. Поэтому любые преступления против личности военнослужащих преследуются как покушение на личность, права и достоинство государевых слуг и сурово караются.

Подготовка к воинской службе начинается со школьной скамьи. Выдача аттестата о среднем образовании производится при условии прохождения начальной военно-спортивной подготовки, включаемой в обязательную школьную программу.

Военный инвалид – почётное звание, оно гарантирует обеспеченный уровень жизни для воина, пострадавшего на поле брани или вышедшего из строя по возрасту.
3.6. Земля и возрождение деревни

Земля – главное материальное богатство государства и народа. Земля – великий дар Божий, и поэтому она – национальная святыня. Она требует служения и заботы. Земля – кормилица народа. В наше время во всём мире за землю сражаются и умирают, так же как умирали за землю наши благочестивые предки. Земля не только питает тело, но и созидает душу народа. Мы слишком много согрешили перед землей-матушкой и перед крестьянином. И это – одна из главных причин нашего вымирания.

Коммунисты 70 с лишним лет воевали с деревней и станицей. Они закрывали сельские храмы, проводили «раскулачивание», «расказачивание», «коллективизацию», укрупнение, сселение и уничтожение «неперспективных» деревень. Либеральные демократы в свой черёд приложили руку к опустошению деревни.

Теперь на месте бывших деревень образовалась полупустыня. В то же время многие города перенаселены. Мы в продовольственной зависимости от заграничных поставщиков, хотя у нас много необрабатываемой, заброшенной земли. Эта беда – наказание за безбожное и бессердечное управление. Только покаяние и изменение отношения к земле и человеку на ней даст нам благодатные плоды: плодородие, красоту, достаток. Надо осознать истоки происшедшего и полюбить землю и человека, трудящегося на ней. Это по силам только тому государству, для которого Бог есть любовь. Земля сегодня – один из главных мало востребованных ресурсов России, основа основ её будущего процветания. В России надо создавать разнообразное экологически чистое сельскохозяйственное производство, щедрые плоды которого могут не только полностью обеспечить продовольствием наш народ, но и стать значительной частью экспорта.

Строительство и возрождение деревни с добротным хозяйством, православной культурой и современной сельскохозяйственной технологией есть важнейшая задача монархического государства.

Земля в Самодержавной России принадлежит Государю. Она находится под контролем государства и передаётся в частное наследуемое или коллективное пользование только подданным России, которые её обрабатывают или организуют труд на земле, или в аренду на ограниченный срок. Продажа земли, передача её в дар и в залог запрещается, но при этом разрешается продажа (переуступка) прав на использование земли с оплатой затрат, понесённых пользователем. В случае неэффективного использования земли, она может быть изъята и передана другим пользователям или арендаторам. Эта процедура должна быть проведена в судебном порядке. В случае прекращения пользования землёй, она возвращается в казну государства с компенсацией пользователю или государству разницы между стоимостью возвращаемой земли и земли, которая давалась (с учётом изменения состояния и строений).

Учитывая тот факт, что сельское хозяйство во всём мире сегодня дотируется, крестьянские хозяйства и общины будут освобождены от всех видов налогов и будут кредитоваться государством для расширения сельскохозяйственного производства по минимальной ставке процента или субсидироваться. Продукция отечественных сельхозпроизводителей получит приоритет во всех предприятиях торговли. Всякое навязывание посредничества со стороны преступных группировок или чиновников, препятствующих свободной рыночной торговле крестьян и крестьянских кооперативов, станет уголовным преступлением и будет караться по закону.

Для подданных России, желающих вернуться на землю и прошедших соответствующую психологическую и социальную проверку, организуются аграрные курсы и выделяются субсидии (для строительства современного жилья и приобретения необходимых сельскохозяйственных орудий).

Русские переселенцы из ближнего зарубежья получат государственные пособия и материальную поддержку в преимущественном порядке, если они выбирают для жительства деревню и сельский труд.

Строительство и материальное обеспечение инфраструктуры села: школ, магазинов, медпунктов, сельских больниц, средств связи и дорог в сельской местности на первом этапе должно взять на себя государство

3.7. Культура и информация

Художественная культура и современная массовая информация являются духовно образующими факторами развития и социального воспитания подданных Российского государства. Поэтому государство и общество не имеют права проявлять равнодушие к их содержанию.

Издревле на Руси художественная культура была православной по своему содержанию. Лучшие и великие произведения русской культуры несли в себе нравственные установки, учили пониманию любви, красоты и подвига как форм духовного совершенства. Этим она и стала знаменита на весь мир.

Однако национальная культура сегодня вытеснена из жизни молодого поколения нашествием псевдокультуры, имеющей антихристианские ценностные установки и задачи. Либеральная псевдокультура, используя СМИ, распространяет разрушающий и растлевающий личность дух разврата, насилия, культа наслаждений и культа «золотого тельца», оккультизма, русофобии и антипатриотизма. Вследствие этих воздействий растёт детская и молодёжная преступность, изнасилования, проституция, половые извращения, распад семей и наркомания, пьянство и самоубийства. Средства массовой информации, находящиеся в руках русофобов, превратились в сатанинское орудие уничтожения нашего народа.

В связи с этим, в сфере массовой информации и культуры будут в первую очередь приняты следующие масштабные государственные меры:

· Прекращение распространения в России видео, аудио и печатной продукции, противоречащей нравственности, традиционным ценностям русского и других коренных народов России. Законодательно будет ввёден нравственный контроль над средствами массовой информации, интернетом, издательствами и предприятиями торговли. Будут беспощадно штрафовать и лишать лицензий всех нарушителей законных требований. За злостные нарушения журналисты и владельцы СМИ будут привлекаться к уголовной ответственности.

· Принятие государственной программы поддержки традиционной русской культуры а также культуры других коренных народов России: классической, современной и народной, введение государственного заказа на создание патриотических художественных произведений различных жанров, прославляющих Россию и её народ, героев исторических и современных сражений за Веру, Царя и Отечество.

· Оказание целевой государственной финансовой поддержки тем частным и общественным СМИ, работа которых соответствует духовно-нравственным и патриотическим задачам национального возрождения России и нашего народа, укреплению Российского государства.

· Перенастройка всей работы государственных СМИ на созидательную деятельность по возрождению в обществе монархического сознания, высокой духовности, образования и культуры, традиционных нравственных ценностей и патриотизма.

3.8. Воспитание и образование молодёжи

Образование должно вернуть себе первоначальный смысл, происходящий от корня «образ». Человек создан по образу и подобию Божию, поэтому образование есть обретение образа Божьего, духовного, душевного, интеллектуального и физического совершенства. Этот наглядный идеал должен стать во главу угла «образовательного процесса».

Сегодня школьное и высшее образование имеет в виду совершенно другие цели, не соответствующие даже тем, которые объявлены: создание «толерантного» и успешного, то есть вполне приспособленного к современному миру с его потребительскими ценностям человека, не имеющего ни национальной, ни религиозной, ни культурной привязанности к собственной стране, но зато успешно осваивающего глобальную псевдокультуру и умеющего «делать деньги».

Современная система образования готовит безбожные кадры узких специалистов, не способных к творческому труду как нравственной обязанности и духовному процессу.

Традиционное отечественное воспитывающее образование имеет совершенно другие подходы к формированию личности молодого человека, является одновременно универсальным и патриотическим, считает своей основной обязанностью научить человека жить и трудиться в России и для России, научить ответственно относиться к собственным поступкам и поступкам окружающих, откликаясь на нужды и проблемы ближнего, научить Служению, привить вкус к совершенствованию собственной личности, сделать убеждённым носителем таких высоких нравственных ценностей как Долг, Совесть, Вера, Честь, Верность, Любовь.

В Самодержавной России в школах и вузах будут преподаваться Закон Божий и основы Богословия, с тем, чтобы в стране не осталось духовно невежественных людей. Воспитание и образование личности подданного Самодержавной России, привитие ей традиционных ценностей любви к Богу, Царю и Отечеству станет делом не только школы, вуза или училища, но и всего общества, всех средств массовой информации, учреждений культуры и институтов власти.

3.9. Экономика, труд, хозяйство

Стратегической целью экономики России должно быть удовлетворение насущных материальных и духовных потребностей народа, современных и будущих поколений, обеспечение независимости государства, роста численности населения и повышения качества и уровня жизни народа.

Граждане России имеют необходимые возможности, чтобы жить в удобных и красивых жилищах, в комфортной экологической обстановке, питаться полноценными продуктами, дышать свежим воздухом, пить чистую воду и носить добротную одежду и обувь. Русские издревле умели творчески плодотворно трудиться и создавать высококачественную продукцию, когда им не мешало государство. Не разучились это делать и сейчас.

У граждан России должен быть свободный выбор места и характера трудовой деятельности и достаточный для обеспечения необходимых жизненных потребностей уровень оплаты труда. Для этого в нашей стране вполне хватает ресурсов: духовных, материальных, культурных и интеллектуальных. Всеми этими ресурсами необходимо бережно и с любовью распорядиться.

Российское государство несет ответственность за благополучие населяющих нашу страну народов. Как государство общественно-соборное оно тем более имеет долгосрочные обязательства по социальному обеспечению, демографической политике, по поддержке сельского хозяйства, развитию бесплатного образования и здравоохранения, развитию фундаментальной науки, по охране окружающей среды, по охране порядка и поддержанию обороны на достаточном уровне и т. д. Вследствие этих непреходящих задач государство нуждается в значительной государственной собственности, позволяющей оперативно распоряжаться ресурсами, концентрировать их на приоритетных направлениях, проводить инновационные преобразования, инвестировать в долгосрочные научно-технические, культурно-образовательные или иные социальные проекты, не дающие немедленной отдачи.

Государственная собственность в России была, есть и будет стабилизирующим фактором национальной и общественной безопасности, гарантирующим устойчивый рост экономики и решение задач, требующих мобилизации ресурсов. В частности, это имеет прямое отношение к задаче модернизации экономики, обеспечения инновационного потенциала для научно-технического рывка.

В настоящее время после корыстной либеральной приватизации, ввергнувшей экономику в кризис, в ряде отраслей необходима срочная национализация предприятий.

Выход из системного кризиса в исторически сжатые сроки требует принятия единой государственной программы, затрагивающей не только макроэкономические показатели, но и детали хозяйственных отношений.

Для решения стратегических задач развития в области экономики и жизнеобеспечения страны должен быть усилен госзаказ и частично (в пределах расширяющегося государственного сектора) восстановлены централизованное планирование и распределение ресурсов. При этом государственные предприятия участвуют в рыночных отношениях на тех же правах, что акционерные, частные или кооперативные.

Особо, учитывая важность проблемы, должна быть принята, обеспечена ресурсами и выполнена программа восстановления и развития сельского хозяйства и формирования продовольственной базы России, насыщенность рынка экологически чистыми товарами отечественных производителей.

Смешанная собственность, включающая процент государственной, ликвидируется путём национализации и впредь не создаётся (как перманентный источник коррупции).

Налоги должны взиматься дифференцированно, в зависимости от характера основной деятельности предприятий и направления реализации продукции. Отечественные производители, в особенности производители детских товаров и продуктов питания, должны пользоваться значительными налоговыми льготами.

Подоходные налоги с частных лиц должны взиматься по прогрессивной шкале (от 0 до 50 процентов) в зависимости от уровня доходов. Полученные дополнительные средства идут на поддержание социальной сферы и помощь малоимущим.

Честный высокопроизводительный и качественный труд на благо нашего Отечества должен получать знаки общественного уважения и высоко оплачиваться. Минимальная оплата труда в России (при полноценном рабочем дне) должна быть не ниже реального прожиточного минимума.

Право на труд обеспечивается государством путем активного проведения системы мероприятий по созданию новых рабочих мест, бесплатной переквалификацией граждан, поощрением мелкого частного предпринимательства и другими средствами.

Системообразующие банки страны национализируются.

Всякая спекуляция (биржевая, валютная, банковская, торговая), как способ необоснованного обогащения, создания материально не обеспеченных финансовых объемов и изъятия общественной выгоды, прекращается, в том числе, путём введения ограничений на норму прибыли. За соблюдением этого условия должен следить специальный государственный надзорный орган.

Лицензии на банковскую деятельность должны возобновляться только тем банкам, которые реально участвуют в кредитовании и инвестировании отечественных производителей.

С целью обеспечения устойчивости национальной валюты и прекращения бесконтрольного вывоза капитала свободное хождение иностранной валюты в России прекращается. Все валютные операции должны осуществляться только через государственные банки по официальному курсу.

Мелкое и среднее отечественное предпринимательство в производительной сфере, создающее новые рабочие места и расширяющее рынок товаров и услуг, на начальном этапе своей деятельности (два года) освобождается от всех видов налогов на прибыль, пользуется государственным кредитом с низкой ставкой процента, и, по истечении двух лет, пользуется налоговыми льготами.

Производители общественно значимой продукции пользуются налоговыми льготами по сравнению с перепродавцами.

Жилищное строительство по социальным программам, капитальный ремонт и эксплуатация ЖКХ финансируются государством и осуществляются по госзаказу на основании конкурсов как частными предприятиями, так и специальными государственными предприятиями (по выбору жильцов). Пресекается деятельность посреднических организаций в этой сфере. Государство несёт ответственность за качество строительства и состояние ЖКХ, тепловых и энергетических сетей, водопровода и пр.

Выдача экспортных лицензий на вывоз сырья ставится в зависимость от насыщенности внутреннего рынка. В первую очередь, произведенный в России товар должен быть доступен нашим гражданам, а потом уже продаваться заграницу. Вывоз из России стратегического сырья будет возможен только с особого разрешения Правительства.

ПРИМЕЧАНИЕ: Все описанные нами меры являются только предложениями будущему монарху и назначенному им монархическому правительству. Они отражают наши представления о правильном образе правления, но ни в коей мере не стесняют Высочайшей воли и призваны лишь выразить наши ожидания. Среди предложений есть очевидные и, есть те, которые можно и нужно обсуждать. Последнее есть дело будущих советников Монарха и Правительства Самодержавной России.

IV. КАК ПРАКТИЧЕСКИ ВОССТАНОВИТЬ МОНАРХИЮ

4.1. Наша идеология и выбор народа

Монархическая партия «Самодержавная Россия» считает своей первой и начальной задачей разъяснения сущности монархии через средства массовой информации. Мы должны развеять ложные представления о монархии, созданные большевиками и либералами, и разъяснить, что Государь это не «представитель помещиков и капиталистов», а Верховный арбитр и отец своих подданных, стоящий над классами и сословиями, что монархия совместима с любым экономическим укладом, кроме антинационального и несправедливого, что Самодержавный монарх – это гарант свободы нашего народа в условиях тотальной глобализации и культурного и религиозного нивелирования.

Одновременно Монархическая партия «Самодержавная Россия» будет разъяснять власть имущим, что бесконечное служение «золотому тельцу» не даст им гарантии спокойного будущего, и что только возрождение монархии даст возможность тем из них, кто готов честно служить Царю и Отечеству, обрести искомую стабильность и благополучие своих детей. Монархисты выступают за социальную справедливость, но, в отличие от левых и ультраправых, против социальной мести.

Монархическая партия «Самодержавная Россия» должна разъяснять, что только Самодержавие есть гарантия целостности страны и отсутствия сепаратизма. Все остальные скрепы, возникавшие на протяжении республиканской истории России – от «партийного контроля» до «президентской вертикали» оказывались шатки. В то же время монархия обеспечивает подлинное местное самоуправление и, на самом деле, отвечает чаяниям хранителей местных традиций и укладов.

4.2. Всенародный референдум

Всенародный референдум по вопросу о переходе к монархической форме правления может быть, согласно ст. 135 Конституции РФ, проведён, если за это проголосует 3/5 депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации. Инициировать обсуждение этого вопроса в Федеральном собрании может и действующий Глава Российской Федерации в любой момент. Согласно той же ст. 135 Конституции РФ референдум по вопросу об изменении основ конституционного строя России может быть заменён Конституционным собранием, решения которого будут иметь такую же юридическую силу.

4.3. Земский Собор

Если референдумом или Конституционным собранием принято решение о восстановлении Монархии, то в отсутствие в настоящее время безусловного Наследника Российского Престола, отвечающего всем требованиям Закона 1797 года о Престолонаследии и Императорской фамилии, вопрос по традиции должен быть решён Земским Собором.

Монархическая партия «Самодержавная Россия» считает, что следует чётко понимать: Земский Собор не избирает Царя «демократическим путём» и «голосованием», а выявляет волю Божию, то есть соборно определяет, кто из претендентов угоден Богу в качестве Государя Российского и, следовательно, может занять Российский Престол.

В состав Земского Собора традиционно входят действующие руководители государства и Освященный собор Русской Православной Церкви в лице Архиерейского Собора, представителей белого духовенства и монастырей. А также представители Вооружённых Сил, земель и городов, местного самоуправления, казачества, объединений предпринимателей и трудящихся, профсоюзов, общественных организаций, представители традиционных религий народов России и знатных в России достойных заслуженных личностей.

Земскому Собору должны предшествовать установленный заранее пост и богослужения. На всё время работы Собора развлекательные мероприятия должны быть приостановлены. Решение Земского Собора должно быть после всестороннего и свободного обсуждения принято общим согласием всех участников, единодушно.

Началу Земского Собора может предшествовать работа Предсоборного Совещания с участием представителей Государства, Церкви, Вооружённых Сил, общественности, всех заинтересованных лиц и организаций, религиозных объединений и т.д.

После окончания Земского Собора, вступления Царя на Царство и его Священного Венчания и помазания на Царство, Государство Российское окончательно перейдёт к самодержавно-монархической форме правления и последующие Основные Законы, включая законы о династии и престолонаследии, будут приниматься Монархом после их обсуждения и разработки Земским Собором или его подразделениями.

В случае принятия Монархом решения о прекращении политической деятельности в стране в форме партий Монархическая партия «Самодержавная Россия» объявит о самороспуске.

НАШИ ДЕЙСТВИЯ В НОРМАЛЬНЫХ И ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

Монархическая партия «Самодержавная Россия» не руководствуется принципом «чем хуже, тем лучше» и не стремится к восстановлению Монархии любой ценой. Благо России, жизнь людей для нас важнее наших программ. Мы считаем, что Монархия как спасительная для России идея должна вырасти органично и естественно, как вырастает вера в Бога, когда в ней нуждаются. Она должна преодолеть штампы столетней антимонархической пропаганды, заимствованные политические и идеологические нагромождения. Поэтому наш отказ от стремления к насильственному изменению государственного устройства России является не конъюнктурным, а принципиальным. Тем более таковым является наше отстаивание территориальной целостности России, даже в границах РФ.

Восстановление Самодержавной монархии возможно и желательно на пути выхода из кризиса демократической системы, который сегодня усиливается, переходит в новую фазу. Множество современных проблем, с нашей точки зрения, порождены созданной в России после 1991 года системой и не могут быть решены в рамках либеральной демократии. Поэтому наша основная задача в нормальных обстоятельствах: расширение общественной поддержки идее восстановления Самодержавия, содействие мирной эволюции общественного мнения и государственных структур в сторону монархического уклада, сохранение и защита правопорядка, поддержка Русской Православной Церкви.

Тем не менее, в настоящее время нельзя исключить, что в результате деятельности внешних враждебных сил, предательства части политического класса РФ, деятельности террористов или сепаратистов, или вследствие системного кризиса, в том числе глобального, наступят чрезвычайные обстоятельства, последствия которых будет трудно предсказать. В этих условиях Монархическая партия «Самодержавная Россия» будет готова в союзе со всеми, кому дорога Родина, её независимость и целостность, вне зависимости от их политических и идеологических позиций, ответственно действовать в зависимости от развивающейся ситуации. Мы считаем, что и в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств и введения чрезвычайных мер правления, дальнейшее восстановление Самодержавной монархии через созыв Земского Собора будет единственным последовательным, исторически проверенным и действенным способом преодоления смуты. Таким образом, как бы ни складывались обстоятельства, Монархическая партия «Самодержавная Россия» готова всячески содействовать выходу России на её исторический путь.

Монархическая партия «Самодержавная Россия» открыта к сотрудничеству со всеми силами, правительственными и оппозиционными, государственными органами, политическими партиями, религиозными и общественными организациями, отдельными лицами, со всеми, кому дорога наша страна и её будущее.

За Веру, Царя и Отечество!

Император Всероссийский , Императрица Всероссийская (рус. дореф. Императоръ Всероссійскій , Императрица Всероссійская ) — титул монарха Российской империи с 1721 по 1917 год.

Энциклопедичный YouTube

Титул Императора Всероссийского был введён при Петре I . После победы в Северной войне и подписании Ништадтского мирного договора в сентябре 1721 году Сенат и Синод решили преподнести Петру титул Императора Всероссийского со следующей формулировкой: «как обыкновенно от римского сената за знатные дела императоров их такие титулы публично им в дар приношены и на статутах для памяти в вечные роды подписываны » .

Тем же актом Основные законы были дополнены положениями, «точнее разграничивающими область принадлежащей нам нераздельно власти верховного государственного управления от власти законодательной», описывающими полномочия монарха (ранее в этом не было необходимости ввиду неограниченного характера императорской власти, см. выше). Законодательную власть император теперь осуществлял «в единении с Государственным Советом и Государственною Думою» (ст. 7). Он утверждал законы, и без его утверждения никакой закон не мог иметь своего совершения (ст. 9); за императором закреплялось право законодательной инициативы — в отношении всех законов и исключительное в отношении пересмотра Основных законов (ст. 8). Исполнительная власть в стране («Власть управления во всем её объёме») всецело принадлежала императору, при этом в «верховном управлении» глава государства осуществлял её непосредственно, а в делах «управления подчиненного» определённая степень власти вверялась от него, согласно закону, подлежащим местам и лицам, действующим его именем и по его повелениям (ст. 10). В порядке верховного управления император издавал, в соответствии с законами, указы «для устройства и приведения в действие различных частей государственного управления», а также повеления, необходимые для исполнения законов.

Император являлся верховным руководителем всех внешних сношений России с иностранными государствами и определял направление международной политики страны (ст. 12), объявлял войну и заключал мир, а равно договоры с иностранными государствами (ст. 13). Кроме того, император, согласно статье 14, являлся «державным вождём» российских Вооружённых Сил, ему принадлежало верховное начальствование над всеми сухопутными и морскими вооруженными силами Российского государства и исключительное право издания указов и повелений «до всего вообще относящегося до устройства вооруженных сил и обороны Российского государства», а также установление ограничений в отношении права жительства и приобретения недвижимого имущества в местностях, которые составляют крепостные районы и опорные пункты для армии и флота. Император объявлял местности на военном или исключительном положении (ст. 15). Ему же принадлежало право чеканки монеты и определение внешнего её вида (ст. 16).

Согласно статье 17, император назначал и увольнял председателя и членов Совета министров, главноуправляющих отдельными частями, а также прочих должностных лиц, если для последних не установлено законом иного порядка назначения и увольнения. В отношении служащих император устанавливал ограничения, вызываемые требованиями государственной службы (ст. 18). Он жаловал государственные награды и права состояния, а также определял условия и порядок награждения государственными наградами (ст. 19).

Император издавал непосредственно указы и повеления как в отношении его личных имуществ, так и в отношении государевых имуществ (закрепленных не за конкретным монархом, а за императором как главой государства; такие имущества, не могут быть завещаемы, поступать в раздел и подлежать иным видам отчуждения). Как те, так и другие имущества освобождались налогов и сборов (ст. 20). Как главе императорского дома, монарху принадлежали, согласно Учреждению о императорской фамилии, распоряжения по имуществам удельным; им же определялись устройство состоящих в ведении министра императорского двора учреждений и установлений, равно как порядок управления ими. (ст. 21).

От имени императора осуществлялась судебная власть в государстве (ст. 22), ему же принадлежало право помилования «и вообще дарование милостей в случаях особых, не подходящих под действие общих законов, когда сим не нарушаются ничьи огражденные законом интересы и гражданские права» (ст. 23).

Статья 23 Основных законов предусматривала скрепление указов и повелений императора председателем Совета министров или подлежащим министром либо главноуправляющим отдельной частью и обнародование их Правительствующим Сенатом .

Государев титул

Полный титул императора в начале XX века (ст. 37 осн. Зак.):

«Божіею поспѣшествующею милостію, Мы , NN, Императоръ и Самодержецъ Всероссійскій, Московскій , Кіевскій , Владимірскій , Новгородскій ; Царь Казанскій , Царь Астраханскій , Царь Польскій , Царь Сибирскій , Царь Херсониса Таврическаго , Царь Грузинскій ; Государь Псковскій и Великій Князь Смоленскій , Литовскій ,

К началу XX века Россия оставалась самодержавной монархией. Главой государства являлся император (царь), которому принадлежала высшая власть в империи. На протяжении веков прерогативы монарха в России базировались на обычном праве. Лишь в 1716 году при Петре I, упразднившем патриаршество и Боярскую Думу и сосредоточившем в своих руках безраздельно (абсолютно) всю полноту верховной власти, появилось формально-юридическое обоснование монарших прерогатив. В Воинском Уставе «артикуле» говорилось: «Его Величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять». В 1720 году при составлении Духовного Регламента (плана реорганизации Церкви) в него была внесена лапидарная норма, гласившая: «Монарха власть есть самодержавная, которой повиноваться Сам Бог повелевает».
На протяжении XVIII века определение царской власти оставалось неизменным, и в 1797 году при императоре Павле I было сформулировано следующим образом: «Император Всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной Его власти не токмо за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает». Позже этот постулат стал первой статьей первого тома Свода законов Российской империи. Формулировка оставалась неизменной до 1906 года, когда появилась новая (последняя) редакция Основных законов. Вплоть до 1906 года полнота царской власти ни фактически, ни юридически никакими формальными нормами и общественными институтами не ущемлялась. Положение не изменилось и после создания Комитета министров (1802) и Государственного совета (1810). Первый был учрежден в виде административного совещательного органа высших должностных лиц, а второй — как верховное законосовещательное собрание Империи.
Само по себе употребление в законе понятий «самодержавный» и «неограниченный» при определении монарших прерогатив свидетельствовало о не тождественности их. Прагматические же критики власти всех мастей не видели здесь никакого различия. Между тем оно существовало и носило принципиальный характер. Выдающийся русский лексикограф В. И. Даль дал два объяснения слова «самодержавный». В первом случае как управление полновластное, неограниченное, независимое от государственных соборов или выборных от земства и чинов. Весь этот определительный ряд действительно тождествен понятию «неограниченный». Однако Даль дает и второе определение самодержавия — «самая власть эта». Именно здесь и заключена историческая онтология старого царского титула, употребляемого в России с XVI века.
Смысл его обусловливался сутью православного мировосприятия и базировался на убеждении, что монарх — Помазанник Божий, что он получил власть от Всевышнего, правит Его милостью, а «сердце царево в руце Божией». Мистика русского самодержавия неразрывно была связана с учением Православной Церкви о власти и с народными воззрениями на царя как «Божьего пристава».
В то же время понятие «неограниченный» являлось порождением Петровского времени, эпохи формирования абсолютистской монархии. Оно подчеркивало социальный миропорядок, где власть царя — над всеми и для всех. По сути дела различие между двумя определениями царской власти — различие между сакральным и земным.
Со времени Петра I и до начала XIX века принцип полноправной, суверенной верховной власти формально оставался неизменным, однако характер и суть верховного государственного управления при последнем царе — Николае II — имели мало общего с Петровской эпохой. Если самодержавие Петра I можно с достаточным основанием считать деспотическим (произвольным), то к началу XX века положение выглядело иначе. Система претерпела изменения. Как и раньше, царь сохранял «Богом данное право» на любые решения, но все сколько-нибудь значительные из них принимались лишь после обсуждения (порой многолетнего) кругом должностных лиц различного уровня. Наиболее важные непременно обсуждались в комиссиях Государственного совета, а затем — в общем собрании Совета.
В первой половине XIX века при Николае I произошла кодификация законодательства, и в 1830 году было издано единое Полное собрание законов Российской империи (45 томов), а в 1832 году появился кодекс действующего законодательства — Свод законов Российской империи (15 томов). Он включал правовые акты, регулировавшие личные права и обязанности подданных, определявшие сословно-социальную субординацию, структуру, организацию и компетенцию всех государственных и общественных органов управления. Эти нормы являлись обязательными, и новый закон вступал в силу лишь после отмены предыдущего. Законоположения могли издаваться в виде уставов, уложений, грамот, положений, наказов, манифестов, указов, мнений Государственною совета и докладов, но непременно одобренных царем. Никакой закон не мог иметь «своего совершения без утверждения самодержавной Власти».
Важнейшие общие положения государственного устройства были зафиксированы в первом томе законов Российской империи — Своде Основных Государственных законов, определявшем прерогативы верховной власти, структуру и компетенцию главных общеимперских институтов: Государственного совета, Сената, Комитета министров. Этот том Основных законов включал и династическое законодательство — собрание актов, составлявших так называемое Учреждение о Императорской фамилии. Российское династическое право было одним из самых строго регламентированных в мире.
Царская власть являлась, безусловно, наследственной, передавалась от отца к сыну. Наследник (цесаревич) становился императором сразу же после смерти своего предшественника. Это было, так сказать, земное установление. Но существовал еще ритуал церковного освящения царской власти. Необходимость его оговаривал закон: «По вступлении на престол совершается священное коронование и миропомазание по чину Православной Греко-Российской Церкви. Время для торжественного сего обряда назначается по Высочайшему благоусмотрению и возвещается предварительно во всенародное известие». Церемония всегда происходила в Успенском соборе Московского Кремля.
Закон детально расписывал и условия тронопреемства в случае отсутствия прямых наследников у венценосца или несовершеннолетия нового правителя (он не предусматривал лишь возможность отречения монарха от власти). Родственники монархов составляли особое сообщество — Императорскую фамилию, права и преимущества которого были подробно оговорены. Дети и внуки монархов мужского пола именовались Великими князьями и регулярно получали особое денежное содержание. Они обязаны были вступать лишь в равнородные браки с представительницами других владетельных домов и обязательно с согласия императора. Лица более дальних степеней родства именовались князьями императорской крови, и им полагалась лишь единовременная денежная выплата при совершеннолетии и браке. Представительницы женского пола, состоявшие в близком родстве с императором, именовались Великими княжнами (княгинями) и сохраняли великокняжеское титулование даже после выхода замуж за иностранных принцев и монархов.
Династия Романовых, находившаяся на престоле с 1613 года, имела тесные родственные связи со многими монархическими домами Европы. К началу XX века фамильные унии включали крупнейшие владетельные дома: Великобритании, Германии, Голландии, Греции, Дании, Италии, Испании, Норвегии, Румынии, Швеции. К этому времени царская династия насчитывала около пятидесяти персон. Наиболее близкие родственные узы связывали последнего монарха Николая II с Англией (Ганноверская династия), Данией (Шлезвиг-Гольштейн-Зонденбург-Глюксбургская) и Грецией (Шлезвиг-Гольштейн-Зонденбург-Глюксбургская). В начале XX века дедушка русского царя был королем Дании (Христиан IX), в Англии и Греции на престолах находились его дяди (Эдуард VII и Гeopг I), a императором Германской империи являлся кузен царицы Вильгельм II.
Любое законоположение становилось в России законом лишь после подписи монарха. Она могла быть поставлена на документе и после обсуждения («экспертизы») в Государственном совете, Комитете министров, в особых совещаниях лиц, приглашенных «по усмотрению государя», и без оного. Со второй половины XIX века второе случалось крайне редко. В отличие от предков, перед последними царями — Николаем I, Александром II, Александром III и Николаем II — неизменно вставала задача соотносить новые меры с существовавшими правовыми нормами. Находясь как бы выше писаного закона, они были скованы и буквой существовавшего законодательного норматива, и управленческой традицией XIX века «соизмерять», «обсуждать» и «согласовывать».
При Николае I окончательно сложилась модель иерархической самодержавной имперской системы, начавшей оформляться при Петре I и достигшей своего расцвета во второй четверти XIX века. Используя терминологию Н. М. Карамзина, ее с полным правом можно назвать «либеральным абсолютизмом». Царь, оставаясь демиургом права, вынужден был действовать в системе зафиксированных нормативных координат. После издания Свода законов впервые в истории русской государственности появились законоположения, очертившие социальные «правила игры», которые лишь в редчайших случаях переступал сам верховный инспиратор права.
С середины XIX века за пределами частных интересов и вопросов (разрешение на брак родственникам, выдача наград и субсидий, изменение меры судебного или административного наказания, назначение на должность), в делах общегосударственных трудно найти примеры проявления монаршей воли, которые можно квалифицировать как личную прихоть правителя. Если при Петре I и его правнуке Павле I «разумения», нерасположения и неприятия монарха могли определять государственный курс, послужить причиной войны, обернуться благом или бедствием для многих, могли стать причиной опалы, лишения имущества, изгнания и даже казни, то в позднейшее время личные чувства и порывы царя все меньше и меньше играли роль непреложного политического импульса. Менялись общественные условия, смягчались нравы; изменялась и психология властителей. Еще во второй половине XVIII века в России начали оформляться правовые нормы общественного устройства. В 1766 году при Екатерине II появилось положение, остававшееся в законодательстве до 1917 года: «Империя Российская управляется на твердых основаниях положительных законов, учреждений и уставов, от Самодержавной власти исходящих».
Именно тогда в государственной политической практике стал утверждаться принцип преемственности писаных юридических норм. В своем наказе членам Уложенной комиссии императрица писала: «Комиссия не должна приступать к выполнению своих заданий до того, как она будет полностью осведомлена о нынешнем положении в стране, потому что любое изменение не должно ни в коем случае стать самодовлеющим, а должно служить для исправления недостатков, когда такие недостатки есть, однако все доброе и полезное надо оставлять и не менять, потому что оно должно всегда оставаться в силе». К концу XIX века венценосные потомки Петра I были в своих действиях ограничены не только сложившейся управленческой традицией, фактором общественного мнения, но и вполне определенными законоположениями, касавшимися как области династических прерогатив, так и сферы гражданского права вообще. Монархом могло быть лишь лицо православного вероисповедания, принадлежавшее к династии Романовых, состоявшее в равнородном браке. При этом неограниченный правитель обязан был в момент вступления на престол объявить наследника в соответствии с законом 1797 года.
Ограничен был самодержец и самой управленческой технологией, порядком издания законов, своими собственными распоряжениями, для отмены которых требовался особый законодательный акт. Он не мог лишить жизни, чести, имущества, сословных прав, не имел права вводить налоги, был лишен возможности кого-то «озолотить», «облагодетельствовать», что называется, не сходя с трона. Для этого требовалось издание письменного распоряжения, оформленного надлежащим образом. Иными словами, устное распоряжение монарха уже не являлось законом.
Наряду с общиной и сословной структурой, самодержавный авторитаризм явился продуктом сложного исторического процесса становления, выживания и укрепления государства. Будучи титулована при Петре I «империей», Россия являлась таковой, по сути, и до царя-модернизатора, и после него. Имперская судьба России во многом принципиально отличалась от многих прочих империй. Россия не являлась в общепринятом смысле «колониальной державой». Ее территориальная экспансия не мотивировалась финансово-экономическими устремлениями, поиском рынков сырья и сбыта, у нее не существовало деления на «метрополию» и «колонии», а экономические показатели развития окраинных районов («колоний») были часто куда выше, чем у региональных зон, которые можно отнести к историческому центру.
Стратегические интересы и территориальная безопасность — главные факторы складывания Российской империи. Именно натиск извне многое определил в социальном и политическом устройстве России. В XVI веке русское государство воевало 43 года, в XVII — 48, а в XVIII — 56 лет. Даже в «мирном» ХIХ веке Российская империя провела в войнах более 30 лет. Исследовав исторические факты, известный английский историк А. Тойнби (1889-1975) констатировал: «Верно, что и русские армии воевали на западных землях, однако они всегда приходили как союзники одной из западных стран в их бесконечных семейных ссорах. Хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства, пожалуй, действительно отражают, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада — агрессорами значительно чаще, чем наоборот». Однако вне зависимости от причин, путей и средств формирования сам факт возникновения огромного территориального комплекса неизбежно порождал проблемы, вызываемые самой природой имперского существования.
Любая империя — это всегда сложное соотношение взаимодействия и противодействия центробежных и центростремительных сил. Чем сильней государство («империя»), тем меньше сказывается на его политике воздействие центробежного фактора. В России носителем, выразителем и реализатором центростремительного начала неизменно выступала монолитная («единодержавная», «самодержавная») монархическая власть. Поэтому как только возникала тема о ее политических прерогативах, неизбежно вставал вопрос и о стабильности всей государственной имперской конструкции. Природа российского имперства препятствовала развитию полицентризма и региональной автономизации. Монархическая Россия оставалась заложником своей истории.
Другая онтологическая причина упорного неприятия власть предержащими идеи о конституционном правлении, основанном на расписании политических функций и их разделении между различными субъектами государственного права, коренилась в сакральном смысле царской власти. Царь в России никогда не являлся «первым среди прочих». Он венчался на царство, вступал как бы в мистический брак со страной, а царские порфиры отражали «свет небес». Для начала XX века подобные представления являлись несомненной архаикой. Тем не менее они отражали не только мировоззрение самих монархов, но и подавляющего большинства их подданных. Религиозное (православное) миросозерцание наделяло царя особым ореолом, которого не имел никто из прочих смертных. Именно здесь коренилась причина тех сложных коллизий, которые сопутствовали попыткам реформировать верховную власть в либерально-правовом духе. На пути подобных устремлений всякий раз вставала непреодолимая преграда: не подлежавший реформированию религиозный авторитет.
Между тем проблему противодействия либеральной конституционно-правовой реконструкции России сводят нередко лишь к локальным вопросам о «недальновидности» и «политической близорукости» венценосцев, о корыстных интересах отдельных лиц и социальных групп, оставляя совершенно в стороне национально-православную ментальность. Подобный подход является историческим упрощением.
К началу XX века Россия была еще далека от универсального правового государства (в понимании политологии и социологии XX века), но тенденция гуманизации, правового обеспечения социального жизнеустройства и государственного управления на протяжении всего XIX века (при всех сложностях и прерывностях) проступала вполне определенно.