Home Полезные советы Все книги про: «мемуары немецких солдат…. Список использованной литературы Авторы военно политических детективов о 2й мировой

Все книги про: «мемуары немецких солдат…. Список использованной литературы Авторы военно политических детективов о 2й мировой

by admin

В книге подробно описано создание отряда «К» – военно-морского диверсионного корпуса, – который использовали в рискованных операциях на завершающих этапах войны. Моряки этой команды сражались на мини-субмаринах, водили в бой управляемые торпеды и управляли по радио начиненными взрывчаткой катерами.

Лаптежник против «черной смерти». Обзор развития… Михаил Зефиров

В книге на основе обширного фактического материала дается сравнительный анализ организационной структуры и тактики действий немецкой и советской штурмовой авиации в 1941–1945 гг., а также принятых в них систем награждения пилотов. Особое внимание уделено двум самолетам: немецкому Ju-87 и советскому Ил-2, ставшим во время Второй мировой войны поистине легендарными. Предназначается как для специалистов, так и для любителей военной истории.

Немецкая пятая колонна во второй мировой… де Луис

В книге описывается подрывная деятельность, которую вели за пределами Германии различные немецкие организации и учреждения накануне и в ходе второй мировой войны (враждебная пропаганда, подкуп государственных деятелей, шпионаж, диверсии, саботаж). Автор подробно говорит о той роли, которую играли при этом группы немецкого национального меньшинства или немецких колонистов в той или иной стране, а также о помощи, оказываемой гитлеровской Германии изменниками и предателями вроде Квислинга. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Немецкие морские диверсанты во второй мировой… Кайус Беккер

Книга Кайуса Беккера «Немецкие морские диверсанты во Второй мировой войне» посвящена деятельности подразделений «К» – диверсионно-штурмовых соединений германских ВМС. Автор подробно характеризует основные диверсионно-штурмовые средства и тактические принципы, лежавшие в основе их применения, рассказывает о наиболее известных диверсионных операциях своего подразделения – борьбе с флотом вторжения союзников в бухте Сены и в проливе Па-де-Кале, подрыве мостов через реку Орн и под Неймегеном, разрушении шлюза в Антверпенском порту и т.п.…

Вторая мировая война: вырванные страницы Сергей Верёвкин

Знаете ли вы, что во время Второй мировой войны в рядах Вермахта и СС сражалось больше 150 тысяч евреев? Знаете ли вы, что фактически каждая немецкая дивизия, воевавшая на Восточном фронте, на четверть состояла из бывших советских граждан, что каждый четвертый солдат Паулюса, окруженный под Сталинградом, был русским? Знаете ли вы, что в немецком тылу на протяжении двух лет существовали огромные — больше Бельгии — территории под русским национальным самоуправлением, куда не ступала нога оккупанта, и что гражданская война на этих землях, именовавшихся…

Вторая мировая война. А Тейлор

Для Тейлора характерно стремление делать выводы самостоятельно, а не следовать общим тенденциям в исторической науке. Поэтому он объективно оценивает вклад нашей страны в победу во Второй мировой войне. Вклад этот – решающий. Тейлор не просто «рассказывает», как оно всё было, но и уделяет большое значение причинам событий. Также Тейлор приводит много малоизвестных фактов, например, что население французской деревни Орадур-сюр-Глан было уничтожено эльзасцами, добровольно вступившими в СС после присоединения Эльзаса к Германии. Более важно…

История Второй мировой войны Курт Типпельскирх

Книга является одним из первых капитальных трудов по истории Второй мировой войны, в котором описываются события на всех театрах военных действий и на всех фронтах в период 1939-1945 гг. Основное внимание автор уделяет войне Германии с СССР, подробно разбирая важнейшие операции советских и германских войск. Даётся также оценка деятельности видных государственных и военных руководителей противоборствующих сторон. Как «История…» Лиддел Гарта – нечто вроде официальной британской версии истории Второй мировой войны, а американский взгляд на Вторую…

Морские волки. Германские подводные лодки… Вольфганг Франк

Эта книга написана около 1955 года. Ее написал немецкий автор – как представляется, по заказу американского издательства (данный перевод сделан с английского, но с учетом того, что оригинал сделан на немецком языке; возможно, на немецком книга и не выходила). С 1958 по 1972 год, когда в памяти миллионов и миллионов людей еще свежи были воспоминания о Второй мировой войне, книга выдержала семь (!) изданий в Новом Свете – пять в Соединенных Штатах и два – в Канаде. Прочтите сейчас, спустя шесть с лишним десятков лет после Второй мировой войны, то, что американцы…

Вступление Финляндии во вторую мировую войну… В Барышников

В монографии рассматриваются ранее не исследовавшиеся российскими историками события, связанные со вступлением Финляндии во вторую мировую войну на стороне Германии. Скрытая подготовка к этому в 1940–1941 гг. раскрывается на основе финских, немецких и российских архивов, а также других источников. В книге прослеживаются этапы сближения в военном, экономическом и политическом отношениях Финляндии и Германии накануне Великой Отечественной войны. Особо исследуются перемены в позиции СССР по отношению к Финляндии в предвоенный период. Для историков…

Вторая мировая война Анатолий Уткин

Память народную можно убить только вместе с народом. Мы никогда не забудем тех, кто рвал жилы на бесчисленных переправах, кто врывался в сожженные города, кто горел в танках, кто прощался с товарищами в последнем пике, кто бросался из окопа под ураганный огонь, кто грудью ложился на амбразуру, кто тащил с поля боя товарища, кто со связкой гранат бросался под танки врага, кто не пожалел своей жизни и все одолел. Не ради лампас и отличий, а ради чести и свободы страны, ради того, чтобы никто в мире не навязал нам своей воли. Лучшие среди них не знали бравады,…

Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых Немецкие Специалисты

Настоящая книга является попыткой группы немецких военных специалистов и государственных деятелей обобщить опыт, накопленный во время войны 1939–1945 годов, и сделать некоторые выводы на будущее, главным образом на основе анализа решений оперативного руководства Вермахта в важнейшие моменты войны на суше, на море и в воздухе. В книге разбираются также вопросы развития вооружения и боевой техники, использования различных видов транспорта, организации финансирования войны и т. д. Материал сборника представляет значительный интерес при изучении…

Белоэмигранты и Вторая мировая война. Попытка… Юрий Цурганов

Книга историка Ю. Цурганова посвящена исключительно сложной странице истории русского зарубежья: попыткам воспользоваться развернувшейся Второй мировой войной для свержения большевистского режима в СССР и приведения к власти национального русского правительства. Сотрудничество русских эмигрантов с нацистским режимом — самый каверзный аспект истории антибольшевистского движения, поэтому автор особенно тщательно подходит к его освещению. Особое внимание Ю. Цурганов уделяет столкновению двух антибольшевистских «цивилизаций»: старой…

Генерал Мальцев.История Военно-Воздушных… Борис Плющов

История Военно-Воздушных Сил Русского Освободительного Движения в годы Второй Мировой Войны (1942–1945). Под редакцией и с предисловием И. Штифанова. Издательство СБОНР. Автор Протоиерей Борис Власенко (Плющов Борис Петрович) родился в 1923 г. (по другим сведениям, в 1921 г.) в г. Могилеве. Лейтенант Красной армии. Во время Второй мировой войны в 1941 г. попал в немецкий плен (по другим данным, русский эмигрант, учился на архитектурном факультете Мюнхенского университета). В 1942 г. оказался в Берлине, где познакомился с полковником Русской освободительной…

«Ведьмин котел» на Восточном фронте. Решающие… Вольф Аакен

Эта книга посвящена самым драматичным моментам Второй мировой войны: Смоленск, Москва, Сталинград, Курск, Бреслау… Битвы за эти города вошли в историю как самые кровопролитные и ожесточенные, именно они стали решающими и определили дальнейший ход военных действий на Восточном фронте. Но главными героями книги являются простые солдаты. Многочисленные яркие свидетельства очевидцев заставляют читателя ощутить весь ужас военных будней простых рядовых…

Правда и вымысел о второй мировой войне Георгий Реутов

О подготовке второй мировой войны, легендах и фальсификациях, которые нагромождают вокруг нее английские буржуазные историки, публицисты и государственные деятели, о внешней политике Англии и международных отношениях в 1939-1945 годах рассказывает эта книга. Используя мемуары Черчилля и Идена, Монтгомери и Алана Брука, и также работы крупных английских ученых, автор показывает, что большинство легенд и версий о войне, распространяемых на Западе, противоречит истине. Настоящее издание пополнено анализом исследований, появившихся в Англии в последние…

Флаг Святого Георгия: Английский флот во… Стефен Роскилл

Аннотация издательства: Труд Стефена Уэнтворта Роскилла — одного из крупнейших военных историков — готовился по заказу Военно-морского института Аннаполиса (USNI) для серии «Действия флотов во Второй мировой войне» — самого авторитетного издания по этой тематике. «Охота за Бисмарком» и битва за Средиземное море, полярные конвои и борьба с немецкими подводными лодками, боевые действия на Тихом океане и десантные операции — все фазы войны нашли отражение в этой книге. Боевые действия одного из крупнейших флотов Второй мировой войны, описанные…

Книга рассказывает о боевых действиях подводного флота Германии в годы Второй мировой войны. Автор, основываясь на фактических данных, документах, вахтенных журналах подводных лодок, дневниках подводников, воспоминаниях участников боевых действий, вскрывает причины поражения подводного флота Германии.

Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во Второй… Юрий Цурганов

Книга рассказывает о попытках широких кругов российской эмиграции осуществить «белый реванш» в ходе Второй мировой войны. На основании многочисленных источников, часть которых впервые вводится в научный оборот, автор осмысляет уникальный опыт эмиграции, познавшей суть разных общественных систем: большевизма, демократии, фашизма. В центре внимания — психологические, экономические, политические, социальные, философские предпосылки реваншистского мировоззрения; практическая деятельность по воплощению идеи в реальность; причины неудачи.

Победы Третьего рейха. Альтернативная история… ПИТЕР ЦАУРАС

«Победителем из Второй мировой войны вышла Германия» — в этой книге подобное утверждение выглядит отнюдь не парадоксом, а скорее пугающей альтернативой. Оно также заставляет задуматься. Слишком часто история человечества, в особенности его военная история, рассматривается нами как нечто, движущееся по уже заданной и хорошо накатанной колее, «Мы победили во Второй мировой войне, потому что нам было предназначено победить» — подобный ход рассуждений доставляет удовольствие. Однако следовать ему — опасное занятие. Если что и известно об истории…

К сожалению, эта тема войны затронула слишком многих. Только вникните в страшные цифры: во Второй мировой войне (1939-1945 гг.) участвовало 61 государство из 73 существовавших на тот момент — то есть 80% населения земного шара. Боевые действия велись на территории трёх континентов и в водах четырёх океанов. Общие достигли 60-65 млн человек. Сколько судеб переплетено в этом трагическом клубке, сколько историй! А книги как раз и нужны для того, чтобы мы не забывали об этом.

Константин Симонов. «Живые и мёртвые»

Эммануил Казакевич. «Звезда»

О книге : повесть о суровых буднях советской разведки во время Великой Отечественной войны принесла автору широкую известность.

Расул Гамзатов. «Стихотворения»

О книге : сборник избранных стихотворений.

Антуан де Сент-Экзюпери. «Военный лётчик»

О книге : в повести, когда-то запрещённой во Франции, но имевшей колоссальный успех, говорится о тяжестях войны и о том, как меняются на ней люди.

Алистер Маклин. «Крейсер «Улисс»

О книге : в романе военный конвой следует из Британии в Мурманск. В пути моряков ожидают непогода, атаки немцев и противоречия между собой.

СтоЛИЧНОСТЬ №5 (54), 6 мая 2014
Издается ЗАО «Аргументы и Факты»

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Бекабадский Профессионально Промышленный Колледж

Литература 2-ой мировой войны

Проза о Великой Отечественной войне

По данным энциклопедии «Великая Отечественная война», в действующей армии служило свыше тысячи писателей, из восьмисот членов московской писательской организации в первые дни войны на фронт ушло двести пятьдесят. Четыреста семьдесят один писатель с войны не вернулся — это большие потери. Они объясняются тем, что писателям, большинство которых стали фронтовыми журналистами, случалось порой заниматься не только своими прямыми корреспондентскими обязанностями, а брать в руки оружие — так складывалась обстановка (впрочем, пули и осколки не щадили и тех, кто в такие ситуации не попадал). Многие же просто оказались в строю — воевали в армейских частях, в ополчении, в партизанах!

В военной прозе можно выделить два периода: 1)проза военных лет: рассказы, очерки, повести, написанные непосредственно во время военных действий, вернее, в короткие промежутки между наступлениями и отступлениями; 2)послевоенная проза, в которой происходило осмысление многих больных вопросов, как, например, за что русскому народу выпали на долю такие тяжкие испытания? Почему в первые дни и месяцы войны русские оказались в столь беспомощном и унизительном положении? Кто виноват во всех страданиях? И другие вопросы, которые возникали при более пристальном внимании к документам и воспоминаниям очевидцев в уже отдаленном времени. Но все же это условное деление, потому что литературный процесс — это явление порой противоречивое и парадоксальное, и осмысление темы войны в послевоенное время было сложнее, чем в период военных действий.

Война явилась величайшим испытанием и проверкой всех сил народа, и эту проверку он выдержал с честью. Война была серьезнейшим испытанием и для советской литературы. В годы Великой Отечественной войны литература, обогащенная традициями советской литературы предшествующих периодов, не только сразу откликнулась на происходящие события, но и стала действенным оружием в борьбе с врагом. Отмечая напряженную, поистине героическую творческую работу писателей во время войны, М. Шолохов говорил: «Была у них одна задача: лишь бы слово их разило врага, лишь бы оно держало под локоть нашего бойца, зажигало и не давало угаснуть в сердцах советских людей жгучей ненависти к врагам и любви к Родине». Тема Великой Отечественной войны и сейчас остается предельно современной.

Великая Отечественная война отражена в русской литературе глубоко и всесторонне, во всех своих проявлениях: армия и тыл, партизанское движение и подполье, трагическое начало войны, отдельные битвы, героизм и предательство, величие и драматизм Победы. Авторы военной прозы, как правило, фронтовики, в своих произведениях они опираются на реальные события, на свой собственный фронтовой опыт. В книгах о войне писателей-фронтовиков главной линией проходит солдатская дружба, фронтовое товарищество, тяжесть походной жизни, дезертирство и геройство. На войне разворачиваются драматические человеческие судьбы, от поступка человека зависит порой его жизнь или смерть. Писатели-фронтовики — это целое поколение мужественных, совестливых, многое испытавших, одаренных личностей, перенесших военные и послевоенные невзгоды. Писатели-фронтовики являются теми авторами, которые в своих произведениях выражают точку зрения, что исход войны решает герой, сознающий себя частицей воюющего народа, несущий свой крест и общую ношу.

Опираясь на героические традиции русской и советской литературы, проза времен Великой Отечественной войны достигла больших творческих вершин. Для прозы военных лет характерно усиление романтических и лирических элементов, широкое использование художниками декламационных и песенных интонаций, ораторских оборотов, обращение к таким поэтическим средствам, как аллегория, символ, метафора.

Одной из первых книг о войне была повесть В.П. Некрасова «В окопах Сталинграда», опубликованная сразу же после войны в журнале «Знамя» в 1946 г., а в 1947 году была написана повесть «Звезда» Э.Г. Казакевичем. Одним из первых А.П. Платонов написал драматическую историю возвращения фронтовика домой в рассказе «Возвращение», который был опубликован в «Новом мире» уже в 1946 году. Герой рассказа Иванов Алексей не торопится домой, он обрел среди однополчан вторую семью, он отвык от домашних, от семьи. Герои произведений Платонова «…шли теперь жить точно впервые, смутно помня себя, какими они были три-четыре года назад, потому что они превратились совсем в других людей…». А в семье, возле его жены и детей появился уже другой мужчина, которого осиротила война. Трудно происходит возвращение фронтовика к другой жизни, к детям.

Самые достоверные произведения о войне создали писатели-фронтовики: В.К. Кондратьев, В.О. Богомолов, К.Д. Воробьев, В.П. Астафьев, Г.Я. Бакланов, В.В. Быков, Б.Л. Васильев, Ю.В. Бондарев, В.П. Некрасов, Е.И. Носов, Э.Г. Казакевич, М.А. Шолохов. На страницах прозаических произведений мы находим своеобразную летопись войны, достоверно передававшую все этапы великой битвы советского народа с фашизмом. Писатели-фронтовики, вопреки сложившимся в советское время тенденциям к лакированию правды о войне, изображали суровую и трагическую военную и послевоенную действительность. Их произведения — правдивое свидетельство времени, когда Россия воевала и победила.

Большой вклад в развитие советской военной прозы внесли писатели так называемой «второй войны», писатели-фронтовики, вступившие в большую литературу в конце 50-х — начале 60-х годов. Это такие прозаики, как Бондарев, Быков, Ананьев, Бакланов, Гончаров, Богомолов, Курочкин, Астафьев, Распутин. В творчестве писателей-фронтовиков, в их произведениях 50-60-х годов, по сравнению с книгами предшествующего десятилетия усиливался трагический акцент в изображении войны. Война в изображении прозаиков-фронтовиков — это не только и даже ни сколько эффектные героические подвиги, выдающиеся поступки, сколько утомительный каждодневный труд, труд тяжелый, кровавый, но жизненно необходимый. И именно в этом каждодневном труде и видели советского человека писатели «второй войны».

Дистанция времени, помогая писателям-фронтовикам увидеть картину войны гораздо яснее и в большем объеме, когда появились первые их произведения, была одной из причин, обусловивших эволюцию их творческого подхода к военной теме. Прозаики, с одной стороны, использовали свой военный опыт, а с другой — опыт художественный, позволивший им успешно реализовать свои творческие замыслы. Можно отметить, что развитие прозы о Великой Отечественной войне со всей очевидностью показывает, что в кругу основных ее проблем главной, стоящей на протяжении более чем шестидесяти лет в центре творческого поиска наших писателей, являлась и является проблема героизма. Особенно заметно это в творчестве писателей-фронтовиков, крупным планом показавших в своих произведениях героизм наших людей, стойкость солдат.

Писатель-фронтовик Борис Львович Васильев, автор любимых всеми книг «А зори здесь тихие» (1968), «Завтра была война», «В списках не значился» (1975), «Аты-баты шли солдаты», которые были экранизированы в советское время, в интервью «Российской газете» от 20 мая 2004 г. отметил востребованность военной прозы. На военных повестях Б.Л. Васильева воспиталось целое поколение молодежи. Всем запомнились светлые образы девушек, соединивших в себе правдолюбие и стойкость (Женя из повести «А зори здесь тихие. «, Искра из повести «Завтра была война» и др.) и жертвенную преданность высокому делу и любимым (героиня повести «В списках не значился» и др.). В 1997 писатель был удостоен премии им. А.Д. Сахарова «За гражданское мужество».

Первым произведением о войне Е.И. Носова был рассказ «Красное вино победы» (1969 г.), в котором герой встретил День Победы на казенной койке в госпитале и получил, вместе со всеми страдающими ранеными, стакан красного вина в честь этого долгожданного праздника. «Доподлинный окопник, рядовой боец, он не любит говорить о войне… Раны бойца больше и сильнее скажут о войне. Нельзя всуе трепать святые слова. Как впрочем, нельзя и врать о войне. А плохо писать о страданиях народа — стыдно.» В повести «Хутор Белоглин» Алексей, герой повести, все потерял на войне — ни семьи у него, ни дома, ни здоровья, но, тем не менее, остался добрым и щедрым. Евгений Носов написал на рубеже веков ряд произведений, о которых Александр Исаевич Солженицын сказал, вручая ему премию своего имени: «И, донося через 40 лет всю ту же военную тему, с горькой горечью вcколыхивает Носов то, что больно и сегодня.… Этой неразделенной скорбью замыкает Носов полувековую рану Великой войны и всего, что о ней не рассказано и сегодня». Произведения: «Яблочный спас» «Памятная медаль», «Фанфары и колокола» — из этого ряда.

В 1992 году Астафьев В.П. опубликовал роман «Прокляты и убиты». В романе «Прокляты и убиты» Виктор Петрович передает войну не в «правильном, красивом и блестящем строе с музыкой и барабанами, и боем, с развевающимися знаменами и гарцующими генералами», а в «ее настоящем выражении — в крови, в страданиях, в смерти».

Белорусский писатель-фронтовик Василь Владимирович Быков считал, что военная тема «уходит из нашей литературы потому же. почему ушли доблесть, честь, самопожертвование. Изгнано из обихода героическое, зачем нам еще война, где эта ущербность всего наглядней? «Неполная правда» и прямая ложь о войне на протяжении многих лет принижает смысл и значение нашей военной (или антивоенной, как иногда говорят) литературе». Изображение войны В. Быковым в повести «Болото» вызывает протест у многих российских читателей. Он показывает безжалостность советских солдат по отношению к местным жителям. Сюжет таков, судите сами: в тыл к врагу, в оккупированной Белоруссии, высадились парашютисты в поисках партизанской базы, потеряв ориентир, взяли в проводники мальчика. и убивают его из соображения безопасности и секретности задания. Не менее страшный рассказ Василя Быкова — «На болотной стежке» — это «новая правда» о войне, снова о безжалостных и жестоких партизанах, расправившихся с местной учительницей лишь только за то, что она просила их не уничтожать мост, иначе немцы уничтожат всю деревню. Учительница в деревне последний спаситель и защитник, но она была убита партизанами как предатель. Произведения белорусского писателя-фронтовика Василя Быкова вызывают не только споры, но и размышления.

Леонид Бородин опубликовал повесть «Ушел отряд». В военной повести изображена также другая правда о войне, о партизанах, герои которой солдаты — окруженцы первых дней войны, в немецком тылу в партизанском отряде. По-новому рассматривает автор взаимоотношения оккупированных деревень с партизанами, которых они должны кормить. Командир партизанского отряда застрелил старосту деревни, но не предателя старосту, а своего для сельчан человека, лишь за одно слово против. Эту повесть можно постановить в один ряд с произведениями Василя Быкова по изображению военного конфликта, психологического боренья плохого с хорошим, подлости и героизма.

Не даром писатели-фронтовики сетовали, что не вся правда о войне написана. Прошло время, появилась историческая дистанция, которая позволила увидеть прошедшее и пережитое в истинном свете, пришли нужные слова, написаны другие книги о войне, которые приведут нас к духовному познанию прошлого. Сейчас трудно представить современную литературу о войне без большого количества мемуарной литературы, созданной не просто участниками войны, а выдающимися полководцами.

Александр Бек (1902-1972 гг.)

Родился в Саратове в семье военного врача. В Саратове прошли его детские и юношеские годы, и там он окончил реальное училище. В возрасте 16 лет А. Бек во время гражданской войны вступил добровольцем в Красную Армию. После войны писал очерки и рецензии для центральных газет. Очерки и рецензии Бека стали появляться в «Комсомольской правде», «Известиях». С 1931 года А. Бек сотрудничал в редакциях горьковской «Истории фабрик и заводов». Во время Великой Отечественной войны был военным корреспондентом. Широкую известность приобрел повестью «Волоколамское шоссе» о событиях обороны Москвы, написанной в 1943-1944 гг. В 1960-м опубликовал повести «Несколько дней» и «Резерв генерала Панфилова».

В 1971 году роман «Новое назначение» опубликован за границей. Автор закончил роман в середине 1964 года и передал рукопись в редакцию «Нового мира». После длительных мытарств по различным редакциям и инстанциям роман так и не был опубликован на родине при жизни автора. По свидетельству самого автора уже в октябре 1964 года он дал читать роман друзьям и некоторым близким знакомым. Первая публикация романа на родине была в журнале «Знамя», N 10-11, в 1986 г. В романе описывается жизненный путь крупного советского государственного деятеля, искренне верящего в справедливость и продуктивность социалистической системы и готового служить ей верой и правдой, не смотря на любые личные трудности и неурядицы.

Сюжет «Волоколамского шоссе» Александра Бека: попавший после тяжелых боев в октябре сорок первого под Волоколамском в окружение батальон панфиловской дивизии прорывает вражеское кольцо и соединяется с основными силами дивизии. Бек замыкает повествование рамками одного батальона. Бек документально точен (вот как он характеризовал свой творческий метод: «Поиски героев, действующих в жизни, длительное общение с ними, беседы с множеством людей, терпеливый сбор крупиц, подробностей, расчет не только на собственную наблюдательность, но и на зоркость собеседника. «), и в «Волоколамском шоссе» он воссоздает подлинную историю одного из батальонов панфиловской дивизии, все у него соответствует тому, что было в действительности: география и хроника боев, персонажи.

Рассказчиком выступает командир батальона Баурджан Момыш-Улы. Его глазами мы видим то, что было с его батальоном, он делится своими мыслями и сомнениями, объясняет свои решения и поступки. Себя же автор рекомендует читателям лишь как внимательного слушателя и «добросовестного и прилежного писца», что нельзя принимать за чистую монету. Это не более чем художественный прием, потому что, беседуя с героем, писатель допытывался о том, что представлялось ему, Беку, важным, компоновал из этих рассказов и образ самого Момыш-Улы, и образ генерала Панфилова, «умевшего управлять, воздействовать не криком, а умом, в прошлом рядового солдата, сохранившего до смертного часа солдатскую скромность» — так писал Бек в автобиографии о втором, очень дорогом ему герое книги.

«Волоколамское шоссе» — оригинальное художественно-документальное произведение, связанное с той литературной традицией, которую олицетворяет в литературе XIX в. Глеб Успенский. «Под видом сугубо документальной повести, — признавался Бек,- я писал произведение, подчиненное законам романа, не стеснял воображения, создавал в меру сил характеры, сцены. » Конечно, и в авторских декларациях документальности, и в его заявлении о том, что он не стеснял воображения, есть некое лукавство, они как бы с двойным дном: читателю может казаться, что это прием, игра. Но у Бека обнаженная, демонстративная документальность не стилизация, хорошо известная литературе (вспомним для примера хотя бы «Робинзона Крузо»), не поэтические одежды очерково-документального покроя, а способ постижения, исследования и воссоздания жизни и человека. И повесть «Волоколамское шоссе» отличается безупречной достоверностью (даже в мелочах — если Бек пишет, что тринадцатого октября «все было в снегу», не нужно обращаться к архивам метеослужбы, можно не сомневаться, так оно и было в действительности), это своеобразная, но точная хроника кровопролитных оборонительных боев под Москвой (так сам автор определял жанр своей книги), раскрывающая, почему немецкая армия, дойдя до стен нашей столицы, взять ее не смогла.

И самое главное, из-за чего «Волоколамское шоссе» следует числить за художественной литературой, а не журналистикой. За профессионально армейскими, военными заботами — дисциплины, боевой подготовки, тактики боя, которыми поглощен Момыш-Улы, для автора встают проблемы нравственные, общечеловеческие, до предела обостренные обстоятельствами войны, постоянно ставящими человека на грань между жизнью и смертью: страха и мужества, самоотверженности и эгоизма, верности и предательства. В художественном строе повести Бека немалое место занимает полемика с пропагандистскими стереотипами, с батальными штампами, полемика явная и скрытая. Явная, потому что таков характер главного героя, — он резок, не склонен обходить острые углы, даже себе не прощает слабостей и ошибок, не терпит пустословия и пышнословия. Вот характерный эпизод:

«Подумав, он проговорил: «Не ведая страха, панфиловцы рвались в первый бой. Как, по-вашему: подходящее начало?»

Не знаю,- нерешительно сказал я.

Так пишут ефрейторы литературы, — жестко сказал он. — В эти дни, что вы живете здесь, я нарочно велел поводить вас по таким местечкам, где иногда лопаются две-три мины, где посвистывают пули. Я хотел, чтобы вы испытали страх. Можете не подтверждать, я и без признаний знаю, что вам пришлось подавлять страх.

Так почему же вы и ваши товарищи по сочинительству воображаете, что воюют какие-то сверхъестественные люди, а не такие же, как вы? «

Скрытая, авторская полемика, пронизывающая всю повесть, более глубока и всеобъемлюща. Направлена она против тех, кто требовал от литературы «обслуживания» сегодняшних «запросов» и «указаний», а не служения правде. В архиве Бека сохранился набросок авторского предисловия, в котором об этом говорится недвусмысленно: «На днях мне сказали: — Нам не интересно, правду вы написали или нет. Нам интересно, полезно это или вредно. Я не спорил. Бывает, вероятно, что и ложь полезна. Иначе зачем бы она существовала? Я знаю, так рассуждают, так поступают многие пишущие люди, мои сотоварищи по цеху. Иногда мне хочется быть таким же. Но за письменным столом, рассказывая о нашем жестоком и прекрасном веке, я забываю об этом намерении. За письменным столом я вижу перед собой натуру и влюблено срисовываю ее, — такую, какой я ее знаю».

Понятно, что Бек не стал печатать этого предисловия, оно обнажало позицию автора, в нем был вызов, который так просто не сошел бы ему с рук. Но то, о чем он говорит, стало фундаментом его работы. И в своей повести он оказался верен правде.

Фадеев (Булыга) Александр Александрович — прозаик, критик, теоретик литературоведения, общественный деятель. Родился 24 (10) декабря 1901 года в селе Кимры Корчевского уезда Тверской губернии. Раннее детство провел в гг. Вильно и Уфе. В 1908 г. семья Фадеевых переехала на Дальний Восток. С 1912 по 1919 г. Александр Фадеев учился во Владивостокском коммерческом училище (ушел, не закончив 8-го класса). В годы гражданской войны Фадеев принимал активное участие в боевых действиях на Дальнем Востоке. В бою под Спасском был ранен. Первую законченную повесть «Разлив» Александр Фадеев написал в 1922-1923 гг., рассказ «Против течения» — в 1923 г. В 1925-1926 гг., работая над романом «Разгром», принял решение заниматься литературным трудом профессионально.

В годы Великой Отечественной войны Фадеев работал как публицист. Будучи корреспондентом газеты «Правда» и Совинформбюро, объехал ряд фронтов. 14 января 1942 года Фадеев опубликовал в «Правде» корреспонденцию «Изверги-разрушители и люди-созидатели», в которой он рассказал о том, что увидел в области и г. Калинине после изгнания фашистских оккупантов. Осенью 1943 г. писатель выезжал в освобожденный от врагов г. Краснодон. Впоследствии собранный там материал лег в основу романа «Молодая гвардия».

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Фадеев пишет ряд очерков, статей о героической борьбе народа, создаёт книгу «Ленинград в дни блокады» (1944 г.). Героические, романтические ноты, всё более укреплявшиеся в творчестве Фадеева, с особой силой звучат в романе «Молодая гвардия» (1945 г.; 2-я редакция 1951 г.; Государственная премия СССР, 1946 г.; одноименный фильм, 1948 г.), в основу которого легли патриотические дела Краснодонской подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». Роман воспевает борьбу советского народа против немецко-фашистских захватчиков. В образах Олега Кошевого, Сергея Тюленина, Любови Шевцовой, Ульяны Громовой, Ивана Земнухова и др. молодогвардейцев воплотился светлый социалистический идеал. Писатель рисует своих героев в романтическом освещении; в книге соединяются патетика и лиризм, психологические зарисовки и авторские отступления. Во 2-ю редакцию, учтя критику, писатель включил сцены, показывающие связи комсомольцев со старшими подпольщиками-коммунистами, образы которых углубил, сделал рельефнее.

Развивая лучшие традиции русской литературы, Фадеев создал произведения, ставшие классическими образцами литературы социалистического реализма. Последний творческий замысел Фадеева — роман «Черная металлургия», посвящён современности, остался незавершённым. Литературно-критические выступления Фадеева собраны в книгу «За тридцать лет» (1957 г.), показывающую эволюцию литературных взглядов писателя, внесшего большой вклад в развитие социалистической эстетики. Произведения Фадеева инсценированы и экранизированы, переведены на языки народов СССР, многие иностранные языки.

В состоянии душевной депрессии покончил жизнь самоубийством. Много лет Фадеев находился в руководстве писательских организаций: в 1926-1932 гг. один из руководителей РАПП; в 1939-1944 гг. и 1954-1956 гг. — секретарь, в 1946-1954 гг. — генеральный секретарь и председатель правления СП СССР. Вице-президент Всемирного Совета Мира (с 1950 г.). Член ЦК КПСС (1939-1956 гг.); на 20-м съезде КПСС (1956) избран кандидатом в члены ЦК КПСС. Депутат Верховного Совета СССР 2-4-го созывов и Верховного Совета РСФСР 3-го созыва. Награжден 2 орденами Ленина, а также медалями.

«Не перечеркивайте прошлого, без него нет настоящего и будущего» (анализ романа Фадеева «Разгром»)

Идет время — текут дни истории. Изменяемся мы, изменяются наши представления о прошлом, даже о самих себе. Мы начинаем многое переоценивать и переосмысливать, но главное — это не вычеркнуть из памяти то, что было с нами; оценить день сегодняшний можно лишь тогда, когда мы будем хорошо знать наше прошлое.

Процессы переосмысления коснулись не только общественно-политической жизни, но и культуры, особенно литературы. Многие произведения советской литературы стали для нашего времени неактуальными, во многом непонятными и противоречивыми. Но о чем бы в них не шла речь, они были, они факт нашей жизни, нашей культуры.

К числу таких произведений относится и роман А. А. Фадеева «Разгром».

«Разгром» — первое зрелое и современное для того времени произведение писателя. Роман отличает цельность сложной идейной концепций, глубина художественного обобщения революционной действительности. Роман отвечает на вопросы, волновавшие многих писателей той поры. Каково содержание революционной борьбы? Как соотносится судьба личности с судьбой революции? Судьба народа и человека? Каков герой революционной эпохи?

Замысел писателя подводит нас к пониманию идейной концепции произведения. Рассказывая своим читателям о работе над «Разгромом», Фадеев выделял «первую» мысль: «…в гражданской войне происходит отбор человеческого материала, все враждебное сметается революцией, все неспособное к настоящей революционной борьбе, случайно попавшее в лагерь революции, из миллионных масс народа, закаляется, растет, развивается в этой борьбе. Происходит огромнейшая переделка людей. Эта переделка происходит успешно потому, что революцией руководят передовые представители рабочего класса — коммунисты, которые ясно видят цель движения и которые ведут за собой более отсталых и помогают им перевоспитаться». Это, конечно же, характерные для того времени слова. И с позиций нашего времени — это предельный коммунистический максимализм, но он — часть того времени, часть всеобщего мышления.

Разумеется, этот вывод писателя не охватывает всего богатства содержания романа. Ценность фадеевского понимания действительности состоит в том, что период революционной борьбы рассматривается им как целая эпоха духовного изменения народных масс, их социально-нравственного воспитания. Такой подход к действительности уже предполагает аналитическое изображение характеров, исследование самого процесса духовного роста, изменения человека и народа в революции. Конечно же, мировоззрение Фадеева и довлеющее над ним мировоззрение «эпохи», страны сыграло определяющую роль в художественной концепции произведения — но таким должно было быть художественное произведение того времени, таким его хотели видеть, хотя к Фадееву это и не всегда можно отнести. Аналитический подход к изображению человека в годы гражданской войны, да еще героя эпохи, был нехарактерен.

Герои романа показаны на переломе к новому, в борьбе за социалистическое преобразование мира. Критерием ценности человека, истинности его поведения становится отношение к революции, к действие. В этом смысле сюжет романа исключительно динамичен: каждый герой волею обстоятельств оказывается на грани жизни и смерти и раскрывается преимущественно в моменты наивысшего физического и нравственного напряжения.

Чтобы понять истоки подвига Морозки, Метелицы, Дубова, Левинсона, Фролова, писатель широко использует психологический анализ: в духовном строе, в движении мыслей и чувств, которые предельно открыты, обнажены в критические моменты, писатель находит ответ на вопрос, каковы же мотивы, побуждающие их к действию.

Заслуга Фадеева в тем, что в духовных исканиях его героев отразился сложнейший процесс формирования нового человека. И этот процесс представлен во всем драматизме: в столкновении противоречий, в борьбе идеологий, в контрастах нового и старого, столь очевидных в переломный период истории. Использование контрастов позволяет автору наиболее рельефно подчеркнуть высокое и низкое, полярность действий и поступков героев. Конечно же, исходя из требований времени, Фадеев изображает героизм коммунистов, который показан как повседневное исполнение обязанностей, как сознательный подвиг во имя революции; всей системой художественных средств писатель отвергал натурализм в изображении гражданской войны, абстрактную романтизацию героев. Все это есть. Но нельзя забывать и о другом: полемичности образа Левинсона, духовных исканиях героев, психологическом анализе. Ведь это тоже есть. И роман, каким бы он ни был с точки зрения истории и художественности, все же заслуживает нашего внимания хотя бы уже потому, что он есть, что это страница большой книги — нашей истории и культуры, без которой нельзя понять суть нашей жизни полно и до конца.

Гроссман Василий Семенович (настоящее имя — Гроссман Иосиф Соломонович), прозаик, драматург, родился 29 ноября (12 декабря) в г. Бердичеве в семье химика, что определило выбор его профессии: он поступил на физико-математический факультет Московского университета и окончив его в 1929 году. До 1932 г. работал в Донбассе инженером-химиком, затем стал активно сотрудничать в журнале «Литературный Донбасс»: в 1934 г. появилась его первая повесть «Глюкауф» (из жизни советских шахтеров), потом рассказ «В городе Бердичеве». М. Горький обратил внимание на молодого автора, поддержал его, напечатав «Глюкауф» в новой редакции в альманахе «Год XVII» (1934 г.). Гроссман переезжает в Москву, становится профессиональным писателем.

Перед войной был опубликован первый роман писателя «Степан Кольчугин» (1937-1940 гг.). Во время Отечественной войны был корреспондентом газеты «Красная звезда», пройдя вместе с армией путь до Берлина, опубликовал серию очерков о борьбе народа с фашистскими захватчиками. В 1942 г. в «Красной звезде» была напечатана повесть «Народ бессмертен» — одно из самых удачных произведений о событиях войны. Пьеса «Если верить пифагорейцам», написанная до войны и опубликованная в 1946 г., вызвала резкую критику. В 1952 г. начинает печатать роман «За правое дело», который тоже был подвергнут критике, поскольку не отвечал официальной точке зрения на войну. Гроссману пришлось переработать книгу. Продолжение — роман «Жизнь и судьба» был конфискован в 1961. К счастью, книга сохранилась и в 1975 г. попала на Запад. В 1980 г. роман увидел свет. Параллельно Гроссман с 1955 г. пишет другой — «Все течет», тоже конфискованный в 1961 г., но вариант, завершенный в 1963 г., через самиздат в 1970 г. был опубликован во Франкфурте-на-Майне. В. Гроссман умер в 14 сентября 1964 г. в Москве.

Василий Гроссман начал писать повесть «Народ бессмертен» весной 1942 г., когда немецкая армия была отогнана от Москвы и обстановка на фронте стабилизировалась. Можно было попытаться привести в какой-то порядок, осмыслить обжигавший души горький опыт первых месяцев войны, выявить то, что было подлинной основой нашего сопротивления и внушало надежды на победу над сильным и умелым врагом, найти для этого органичную образную структуру.

Сюжет повести воспроизводит весьма распространенную фронтовую ситуацию той поры — попавшие в окружение наши части, в жестоком бою, неся тяжелые потери, прорывают вражеское кольцо. Но этот локальный эпизод рассматривается автором с оглядкой на толстовскую «Войну и мир», раздвигается, расширяется, повесть приобретает черты «мини-эпоса». Действие переносится из штаба фронта в старинный город, на который обрушилась вражеская авиация, с переднего края, с поля боя — в захваченное фашистами село, с фронтовой дороги — в расположение немецких войск. Повесть густо населена: наши бойцы и командиры — и те, что оказались крепки духом, для кого обрушившиеся испытания стали школой «великой закаляющей и умудряющей тяжелой ответственности», и казенные оптимисты, всегда кричавшие «ура», но сломленные поражениями; немецкие офицеры и солдаты, упоенные силой своей армии и одержанными победами; горожане и украинские колхозники — и патриотически настроенные, и готовые стать прислужниками захватчиков. Все это продиктовано «мыслью народной», которая для Толстого в «Войне и мире» была самой важной, и в повести «Народ бессмертен» она выдвинута на первый план.

«Пусть не будет слова величавей и святей, чем слово «народ!» — пишет Гроссман. Не случайно главными героями своей повести он сделал не кадровых военных, а людей штатских — колхозника из Тульской области Игнатьева и московского интеллигента, историка Богарева. Они — многозначительная деталь, — призванные в армию в один и тот же день, символизируют единство народа перед лицом фашистского нашествия. Символичен и финал повести: «Оттуда, где догорало пламя, шли два человека. Все знали их. Это были комиссар Богарев и красноармеец Игнатьев. Кровь текла по их одежде. Они шли, поддерживая один другого, тяжело и медленно ступая».

Символично и единоборство — «словно возродились древние времена поединков» — Игнатьева с немецким танкистом, «огромным, плечистым», «прошедшим по Бельгии, Франции, топтавшим землю Белграда и Афин», «чью грудь сам Гитлер украсил «железным крестом». Оно напоминает описанную позднее Твардовским схватку Теркина с «сытым, бритым, береженным, дармовым добром кормленным» немцем: Как на древнем поле боя, Вместо тысяч бьются двое, Грудь на грудь, что щит на щит, — Словно схватка все решит. «Семен Игнатьев, — пишет Гроссман,- сразу стал знаменит в роте. Все знали этого веселого, неутомимого человека. Он был изумительным работником: всякий инструмент в его руках словно играл, веселился. И обладал он удивительным свойством работать так легко, радушно, что человеку, хоть минуту поглядевшему на него, хотелось самому взяться за топор, пилу, лопату, чтобы так же легко и хорошо делать рабочее дело, как делал Семен Игнатьев. Был у него хороший голос, и знал он много старинных песен. » Как много общего у Игнатьева с Теркиным. Даже гитара Игнатьева несет ту же функцию, что гармонь Теркина. И родство этих героев говорит о том, что Гроссману открылись черты современного русского народного характера.

Писатель сумел отразить в этом произведении героизм людей на войне, борьбу с преступлениями фашистов, а также полную правду о происходивших тогда событиях внутри страны: ссылке в сталинские лагеря, арестах и всем связанным с этим. В судьбах основных героев произведения Василий Гроссман запечатлевает неизбежные во время войны страдания, утраты, смерти. Трагические события этой эпохи рождают в человеке внутренние противоречия, нарушают его гармонию с внешним миром. Это видно на примере судеб героев романа «Жизнь и судьба» — Крымова, Штрума, Новикова, Грекова, Евгении Николаевны Шапошниковой.

Народные страдания в Отечественной войне в «Жизни и судьбе» Гроссмана более мучительные и глубокие, чем в предшествующей советской литературе. Автор романа приводит нас к мысли, что героизм победы, завоеванной вопреки сталинскому произволу, более весом. Гроссман показывает не только факты и события сталинского времени: лагеря, аресты, репрессии. Главное в сталинской теме Гроссмана — это влияние этой эпохи на души людей, на их нравственность. Мы видим, как храбрецы превращаются в трусов, добрые люди — в жестоких, а честные и стойкие — в малодушных. Мы уже даже не удивляемся, что самых близких людей порой пронизывает недоверие (Евгения Николаевна заподозрила в доносе на нее Новикова, Крымов — Женю).

Конфликт человека и государства передается в размышлениях героев о коллективизации, о судьбе «спецпереселенцев», он ощущается в картине колымского лагеря, в раздумьях автора и героев о тридцать седьмом годе. Правдивый рассказ Василия Гроссмана о скрывавшихся прежде трагических страницах нашей истории дает нам возможность увидеть события войны более полно. Мы замечаем, что колымский лагерь и ход войны, как в самой реальности, так и в романе связаны между собой. И именно Гроссман был первым, кто показал это. Писатель был убежден, что «часть правды — это не правда».

Герои романа по-разному относятся к проблеме жизни и судьбы, свободы и необходимости. Поэтому у них и разное отношение к ответственности за свои поступки. Например, штурмбанфюрер Кальтлуфт, палач у печей, убивший пятьсот девяносто тысяч человек, пытается оправдать себя приказом свыше, властью фюрера, судьбой («судьба толкала. на путь палача»). Но дальше автор говорит: «Судьба ведет человека, но человек идет потому, что хочет, и он волен, не хотеть». Проводя параллель между Сталиным и Гитлером, фашистским концлагерем и лагерем на Колыме, Василий Гроссман говорит, что признаки любой диктатуры одинаковы. И ее влияние на личность человека разрушающее. Показав слабость человека, неумение противостоять силе тоталитарного государства, Василий Гроссман вместе с тем создает образы поистине свободных людей. Значимость победы в Великой Отечественной войне, завоеванной вопреки диктатуре Сталина, более весома. Эта победа стала возможной именно благодаря внутренней свободе человека, способного, сопротивляться всему, что бы ни уготовила ему судьба.

Сам писатель сполна изведал трагическую сложность конфликта человека и государства в сталинскую эпоху. Поэтому он знает цену свободы: «Только люди, не испытавшие на себе подобную силу авторитарного государства, его давления, способны удивляться тем, кто покоряется ей. Люди, познавшие на себе подобную силу, удивляются другому — способности вспыхнуть хоть на миг, хоть одному гневно сорвавшемуся слову, робкому, быстрому жесту протеста».

Бондарев Юрий Васильевич (родился 15 марта 1924 г. в Орске Оренбургской области), русский советский писатель. В 1941 году Ю.В. Бондарев, вместе с тысячами молодых москвичей, участвовал в сооружении оборонительных укреплений под Смоленском. Потом была эвакуация, там Юрий окончил 10-й класс. Летом 1942 года его направили на учебу во 2-е Бердичевское пехотное училище, которое было эвакуировано в город Актюбинск. В октябре того же года курсанты были направлены под Сталинград. Бондарев был зачислен командиром минометного расчета 308-го полка 98-й стрелковой дивизии.

В боях под Котельниковским он был контужен, получил обморожение и легкое ранение в спину. После лечения в госпитале служил командиром орудия в составе 23-й Киевско-Житомирской дивизии. Участвовал в форсировании Днепра и освобождении Киева. В боях за Житомир был ранен и снова попал в полевой госпиталь. С января 1944 года Ю. Бондарев воевал в рядах 121-й Краснознаменной Рыльско-Киевской стрелковой дивизии в Польше и на границе с Чехословакией.

Окончил Литературный институт им. М. Горького (1951 г.). Первый сборник рассказов — «На большой реке» (1953 г.). В повестях «Батальоны просят огня» (1957 г.), «Последние залпы» (1959 г.; одноименный фильм, 1961 г.), в романе «Горячий снег» (1969 г.) Бондарев раскрывает героизм советских солдат, офицеров, генералов, психологию участников военных событий. Роман «Тишина» (1962 г.; одноименный фильм, 1964 г.) и его продолжение роман «Двое» (1964 г.) рисуют послевоенную жизнь, в которой люди, прошедшие войну, ищут своё место и призвание. Сборник рассказов «Поздним вечером» (1962 г.), повесть «Родственники» (1969 г.) посвящены современной молодёжи. Бондарев — один из соавторов сценария фильма «Освобождение» (1970 г.). В книгах литературных статей «Поиск истины» (1976 г.), «Взгляд в биографию» (1977 г.), «Хранители ценностей» (1978 г.), также в произведениях Бондарева последних лет «Искушение», «Бермудский треугольник» талант прозаика открылся новыми гранями. В 2004 году писатель издал новый роман под названием «Без милосердия».

Награжден двумя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, «Знак Почета», двумя медалями «За отвагу», медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», орденом «Большая Звезда Дружбы народов» (Германия), «Почетным орденом» (Приднестровье), золотой медалью А.А. Фадеева, многими наградами иностранных государств. Лауреат Ленинской премии (1972 г.), двух Государственных премий СССР (1974 г., 1983 г. — за романы «Берег» и «Выбор»), Государственной премии РСФСР (1975 г. — за сценарий фильма «Горячий снег»).

События романа «Горячий снег» разворачиваются под Сталинградом, южнее блокированной советскими войсками 6-й армии генерала Паулюса, в холодном декабре 1942 года, когда одна из наших армий выдерживала в приволжской степи удар танковых дивизий фельдмаршала Манштейна, который стремился пробить коридор к армии Паулюса и вывести ее из окружения. От успеха или неуспеха этой операции в значительной степени зависел исход битвы на Волге и может даже сроки окончания самой войны. Время действия романа ограничено всего несколькими днями, в течение которых герои Юрия Бондарева самоотверженно обороняют крошечный пятачок земли от немецких танков.

В «Горячем снеге» время стиснуто даже плотнее, чем в повести «Батальоны просят огня». «Горячий снег» — это недолгий марш выгрузившейся из эшелонов армии генерала Бессонова и бой, так много решивший в судьбе страны; это стылые морозные зори, два дня и две нескончаемые декабрьские ночи. Не знающий передышек и лирических отступлений, будто у автора от постоянного напряжения перехвачено дыхание, роман «Горячий снег» отличается прямотой, непосредственной связью сюжета с подлинными событиями Великой Отечественной войны, с одним из её решающих моментов. Жизнь и смерть героев романа, сами их судьбы освещаются тревожным светом подлинной истории, в результате чего всё обретает особую весомость, значительность.

В романе батарея Дроздовского поглощает едва ли не всё читательское внимание, действие сосредоточено по преимуществу вокруг небольшого числа персонажей. Кузнецов, Уханов, Рубин и их товарищи — частица великой армии, они — народ, народ в той мере в какой типизированная личность героя выражает духовные, нравственные черты народа.

В «Горячем снеге»

В «Горячем снеге» образ вставшего на войну народа возникает перед нами в ещё небывалой до того у Юрия Бондарева полноте выражения, в богатстве и разнообразии характеров, а вместе с тем и в целостности. Этот образ не исчерпывается ни фигурами молодых лейтенантов — командиров артиллерийских взводов, ни колоритными фигурами тех, кого традиционно принято считать лицами из народа, — вроде немного трусливого Чибисова, спокойного и опытного наводчика Евстигнеева или прямолинейного и грубого ездового Рубина; ни старшими офицерами, такими, как командир дивизии полковник Деев или командующий армией генерал Бессонов. Только совокупно понятые и принятые эмоционально как нечто единое, при всей разнице чинов и званий, они составляют образ сражающегося народа. Сила и новизна романа заключается в том, что единство это достигнуто как бы само собой, запечатлено без особых усилий автора — живой, движущейся жизнью. Образ народа, как итог всей книги, быть может более всего питает эпическое, романное начало повествования.

Для Юрия Бондарева характерна устремлённость к трагедии, природа которой близка событиям самой войны. Казалось бы, ничто так не отвечает этой устремленности художника, как тягчайшее для страны время начала войны, лета 1941 года. Но книги писателя — о другом времени, когда уже почти несомненен разгром фашистов и победа русской армии.

Гибель героев накануне победы, преступная неизбежность смерти заключает в себе высокую трагедийность и вызывает протест против жестокости войны и развязавших её сил. Умирают герои «Горячего снега» — санинструктор батареи Зоя Елагина, застенчивый еэдовой Сергуненков, член Военного совета Веснин, гибнет Касымов и многие другие. И во всех этих смертях виновата война. Пусть в гибели Сергуненкова повинно и бездушие лейтенанта Дроздовского, пусть и вина за смерть Зои ложится отчасти на него, но как ни велика вина Дроздовского, они прежде всего — жертвы войны.

В романе выражено понимание смерти — как нарушение высшей справедливости и гармонии. Вспомним, как смотрит Кузнецов на убитого Касымова: «сейчас под головой Касымова лежал снарядный ящик, и юношеское, безусое лицо его, недавно живое, смуглое, ставшее мертвенно-белым, истончённым жуткой красотой смерти, удивлённо смотрело влажно-вишнёвыми полуоткрытыми глазами на свою грудь, на разорванную в клочья, иссечённую телогрейку, точно и после смерти не постиг, как же это убило его и почему он так и не смог встать к прицелу. В этом невидящем прищуре Касымова было тихое любопытство к не прожитой своей жизни на этой земле и одновременно спокойная тайна смерти, в которую его опрокинула раскалённая боль осколков, когда он пытался подняться к прицелу».

Ещё острее ощущает Кузнецов необратимость потери ездового Сергуненкова. Ведь здесь раскрыт сам механизм его гибели. Кузнецов оказался бессильным свидетелем того, как Дроздовский послал на верную смерть Сергуненкова, и он, Кузнецов, уже знает, что навсегда проклянет себя за то, что видел, присутствовал, а изменить ничего не сумел.

В «Горячем снеге», при всей напряжённости событий, всё человеческое в людях, их характеры открываются не отдельно от войны, а взаимосвязано с нею, под её огнём, когда, кажется, и головы не поднять. Обычно хроника сражений может быть пересказана отдельно от индивидуальности его участников, — бой в «Горячем снеге» нельзя пересказать иначе, чем через судьбу и характеры людей.

Существенно и весомо прошлое персонажей романа. У иных оно почти безоблачно, у других так сложно и драматично, что былая драма не остаётся позади, отодвинутая войной, а сопровождает человека и в сражении юго-западнее Сталинграда. События прошлого определили военную судьбу Уханова: одарённый, полный энергии офицер, которому бы и командовать батареей, но он только сержант. Крутой, мятежный характер Уханова определяет и его движение внутри романа. Прошлые беды Чибисова, едва не сломившие его (он провёл несколько месяцев в немецком плену), отозвались в нём страхом и многое определяют в его поведении. Так или иначе, в романе проскальзывает прошлое и Зои Елагиной, и Касымова, и Сергуненкова, и нелюдимого Рубина, чью отвагу и верность солдатскому долгу мы сумеем оценить только к концу романа.

Особенно важно в романе прошлое генерала Бессонова. Мысль о сыне, попавшем в немецкий плен, затрудняет его позицию и в Ставке, и на фронте. А когда фашистская листовка, сообщающая о том, что сын Бессонова попал в плен, попадает в контрразведку фронта в руки подполковника Осина, кажется, что возникла угроза и службе Бессонова.

Весь этот ретроспективный материал входит в роман так естественно, что читатель не ощущает его отдельности. Прошлое не требует для себя отдельного пространства, отдельных глав — оно слилось с настоящим, открыло его глубины и живую взаимосвязанность одного и другого. Прошлое не отяжеляет рассказ о настоящем, а сообщает ему большую драматическую остроту, психологизм и историзм.

Точно так же поступает Юрий Бондарев и с портретами персонажей: внешний облик и характеры его героев показаны в развитии и только к концу романа или со смертью героя автор создаёт полный его портрет. Как неожиданен в этом свете портрет всегда подтянутого и собранного Дроздовского на самой последней странице — с расслабленной, разбито-вялой походкой и непривычно согнутыми плечами.

Такое изображение требует от автора особой зоркости и непосредственности в восприятии персонажей, ощущения их реальными, живыми людьми, в которых всегда остаётся возможность тайны или внезапного озарения. Перед нами весь человек, понятный, близкий, а между тем нас не оставляет ощущение, что прикоснулись мы только к краешку его духовного мира, — и с его гибелью чувствуешь, что ты не успел ещё до конца понять его внутренний мир. Комиссар Веснин, глядя на грузовик, сброшенный с моста на речной лёд, говорит: «Какое всё-таки война чудовищное разрушение. Ничто не имеет цены». Чудовищность войны более всего выражается — и роман открывает это с жестокой прямотой — в убийстве человека. Но роман показывает также и высокую цену отданной за Родину жизни.

Наверное, самое загадочное из мира человеческих отношений в романе — это возникающая между Кузнецовым и Зоей любовь. Война, её жестокость и кровь, её сроки, опрокидывающие привычные представления о времени, — именно она способствовала столь стремительному развитию этой любви. Ведь это чувство складывалось в те короткие сроки марша и сражения, когда нет времени для размышлений и анализа своих чувств. И начинается всё это с тихой, непонятной ревности Кузнецова к отношениям между Зоей и Дроздовским. А вскоре — так мало времени проходит — Кузнецов уже горько оплакивает погибшую Зою, и именно из этих строчек взято название романа, когда Кузнецов вытирал мокрое от слёз лицо, «снег на рукаве ватника был горячим от его слёз».

Обманувшись поначалу в лейтенанте Дроздовском, лучшем тогда курсанте, Зоя на протяжении всего романа, открывается нам как личность нравственная, цельная, готовая на самопожертвование, способная объять своим сердцем боль и страдания многих… Личность Зои познаётся в напряжённом, словно наэлектризованном пространстве, которое почти неизбежно возникает в окопе с появлением женщины. Она как бы проходит через множество испытаний, от назойливого интереса до грубого отвержения. Но её доброты, её терпения и участливости достаёт на всех, она воистину сестра солдатам. Образ Зои как-то незаметно наполнил атмосферу книги, её главные события, её суровую, жестокую реальность женским началом, лаской и нежностью.

Один из важнейших конфликтов в романе — конфликт между Кузнецовым и Дроздовским. Этому конфликту отдано немало места, он обнажается очень резко, и легко прослеживается от начала до конца. Поначалу напряжённость, уходящая ещё в предысторию романа; несогласуемость характеров, манер, темпераментов, даже стиля речи: мягкому, раздумчивому Кузнецову, кажется, трудно выносить отрывистую, командную, непререкаемую речь Дроздовского. Долгие часы сражения, бессмысленная гибель Сергуненкова, смертельное ранение Зои, в котором отчасти повинен Дроздовский, — всё это образует пропасть между двумя молодыми офицерами, нравственную несовместимость их существований.

В финале пропасть эта обозначается ещё резче: четверо уцелевших артиллеристов освящают в солдатском котелке только что полученные ордена, и глоток, который каждый из них сделает, это прежде всего глоток поминальный — в нём горечь и горе утрат. Орден получил и Дроздовский, ведь для Бессонова, который наградил его — он уцелевший, раненный командир выстоявшей батареи, генерал не знает о тяжких винах Дроздовского и скорее всего никогда не узнает. В этом тоже реальность войны. Но недаром писатель оставляет Дроздовского в стороне от собравшихся у солдатского честного котелка.

Крайне важно, что все связи Кузнецова с людьми, и прежде всего с подчинёнными ему людьми, истинны, содержательны и обладают замечательной способностью развития. Они на редкость не служебны — в отличие от подчёркнуто служебных отношений, которые так строго и упрямо ставит между собой и людьми Дроздовский. Во время боя Кузнецов сражается рядом с солдатами, здесь он проявляет своё хладнокровие, отвагу, живой ум. Но он ещё и духовно взрослеет в этом бою, становится справедливее, ближе, добрее к тем людям, с которыми свела его война.

Отдельного повествования заслуживают отношения Кузнецова и старшего сержанта Уханова — командира орудия. Как и Кузнецов, он уже обстрелян в трудных боях 1941 года, а по военной смекалке и решительному характеру мог бы, вероятно, быть превосходным командиром. Но жизнь распорядилась иначе, и поначалу мы застаём Уханова и Кузнецова в конфликте: это столкновение натуры размашистой, резкой и самовластной с другой — сдержанной, изначально скромной. С первого взгляда может показаться, что Кузнецову предстоит бороться и с бездушием Дроздовского, и с анархической натурой Уханова. Но на деле оказывается, что не уступив друг другу ни в одной принципиальной позиции, оставаясь самими собой, Кузнецов и Уханов становятся близкими людьми. Не просто людьми вместе воюющими, а познавшими друг друга и теперь уже навсегда близкими. А отсутствие авторских комментариев, сохранение грубого контекста жизни делает реальным, весомым их братство.

Наибольшей высоты этическая, философская мысль романа, а также его эмоциональная напряжённость достигает в финале, когда происходит неожиданное сближение Бессонова и Кузнецова. Это сближение без непосредственной близости: Бессонов наградил своего офицера наравне с другими и двинулся дальше. Для него Кузнецов всего лишь один из тех, кто насмерть стоял на рубеже реки Мышкова. Их близость оказывается более возвышенной: это близость мысли, духа, взгляда на жизнь. Например, потрясённый гибелью Веснина, Бессонов винит себя в том, что из-за своей необщительности и подозрительности он помешал сложиться между ними дружеским отношениям («такими, как хотел Веснин, и какими они должны быть»). Или Кузнецов, который ничем не мог помочь гибнущему на его глазах расчёту Чубарикова, терзающийся пронзительной мыслью о том, что всё это, «казалось, должно было произойти потому, что он не успел сблизиться с ними, понять каждого, полюбить. «.

Подобные документы

Поэма Твардовского «Василий Тёркин». «Василий Тёркин» — произведение, где мало противопоставлений, но много движения, развития. Василь Быков – один из виднейших писателей. Моё мнение о произведениях этих писателей.

сочинение , добавлен 20.05.2007

Великая жизненная сила героев, сила народного характера. Шолохов и Твардовский продолжают традицию, начатую в русской литературе еще произведениями Пушкина, Гоголя, Толстого, Лескова и других писателей, в которых простой русский человек — средоточие сил

реферат , добавлен 15.06.2005

Писатели о Великой войне. Трагическая судьба народа во Второй мировой войне. Юрий Бондарев и его произведения о войне. О человеке на войне, о его мужестве повествуют произведения Виктора Астафьева. Тема трагедии войны не исчерпаема в литературе.

сочинение , добавлен 13.10.2008

Великая Отечественная война — бессмертный подвиг советского народа. Отражение правды войны в литературе. Героическая борьба женщин с немецкими захватчиками в повести Б. Васильева «А зори здесь тихие…». Трагедия военного времени в романах К. Симонова.

презентация , добавлен 02.05.2015

реферат , добавлен 25.03.2004

Борис Львович Васильев — советский и российский писатель. Лауреат Государственной премии СССР (1975). Тема Великой Отечественной войны в творчестве писателя. Кадры из к/ф «А зори здесь тихие…». Экранизация повести. Книги, написанные Б.Л. Васильевым.

презентация , добавлен 09.04.2012

Характеристика и роль поэмы Александра Твардовского «Василий Теркин» в годы Великой Отечественной войны. Анализ подзаголовка «Книга про бойца». Жанрово-стилевые и сюжетно-композиционные особенности произведения. Культовые личности военного поколения.

презентация , добавлен 28.03.2015

Биографические сведения о Твардовском — советском писателе и поэте, главном редакторе журнала «Новый Мир». Начало литературной деятельности. Первая поэма Твардовского «Путь к социализму». Творчество писателя во время войны, основные произведения.

презентация , добавлен 26.05.2014

Отражение событий революции и Гражданской войны в русской литературе, военное творчество поэтов и прозаиков. Изучение жизни и творчества И.Э. Бабеля, анализ сборника новелл «Конармия». Тема коллективизации в романе М.А. Шолохова «Поднятая целина».

реферат , добавлен 23.06.2010

Биографии Ю.В. Бондарева и Б.Л. Васильева. Место проиведений в творчестве писателей. История содания романа и повести. Место действия. Прототипы героев. Новаторство писателей и дань классике. Женские образы в романе и повести. Взаимоотношения героев.

военный воздушный сила боевой

1. Галланд А. Последнее сражение. Воспоминания немецкого летчика-истребителя: 1943-1945 гг. М.: Изд-во Центрополиграф, 2006.

2. Дейхман П. Хроника германского истребителя. М., 2009.

3. Майлз Т. Воздушная война в небе Западной Европы. Воспоминания пилота бомбардировщика: 1944-1945 гг. М.: Изд-во Центрополиграф, 2010.

4. Нимиц Ч.У, Поттер Э.Б. Война на море (1939 — 1945). Смоленск: Русич, 1999.

5. Рудель Г.У. Бомбы сброшены. М.: Изд-во Центрополиграф, 2009.

6. Шерман Ф. Американские авианосцы в войне на Тихом океане. М.: Воениздат, 1956.

7. Хенн П. Последнее сражение. Воспоминания немецкого летчика-истребителя. 1943-1945 / Пер. с англ. М. В. Зефирова. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.

8. Хорикоши Д., Окумия М., Кайдин М. «Зеро»! (Японская авиация во Второй мировой войне). М: Изд-во АСТ, 2001.

9. Штейнхоф Й. «Мессершмитты» над Сицилией. М.: Изд-во Центрополиграф, 2005.

1. Алябьев А. Хроника воздушной войны. Стратегия и тактика. 1939 — 1945 гг. М.: Центрополиграф, 2006.

2. Белли В.А., Пензин К.В. Боевые действия в Атлантике и на Средиземном море. 1939 — 1945 гг. М.: Воениздат, 1967.

3. Бриджмэн У., Азар Ж. Один в бескрайнем небе. М.: Воениздат, 1959.

4. Брофи А. Военно-воздушные силы США. М.: Воениздат, 1957.

5. Бунич И. Второй Перл-Харбор. М.: Эксмо, Яуза, 2005.

6. Вольны А. Окинава, 1945. М.: ACT, 2002.

7. Гейвин Д.М. Воздушно-десантная война. — М.: Воениздат, 1967.

8. Важнейшие решения. Сб. ст. Перевод с английского. М.: Изд-во Иностранная литература, 1964.

9. Великая Отечественная война. 1941 — 1944 гг.: в 4 т. М. Воениздат, 1966.

10. Вторая мировая война 1939 — 1945 гг.: в 12 т. М.: Воениздат, 1972 — 1977.

11. Вторая мировая война: Два взгляда. М.: Мысль, 1995.

12. Вторая мировая война / Под ред. Г.Б. Куликова. М.: Юнити, 2000.

13. В-25 5-й воздушной армии США // Уголок неба: авиационная энциклопедия. Волгоград, 2004.

14. Даниэль М. Английская авиация Второй мировой войны. М. Изд-во Центрополиграф, 2009.

15. Зефиров М.В. Асы люфтваффе. Истребительная авиация. М.: Изд-во АСТ, 2003.

16. Зефиров М.В. Асы люфтваффе. Штурмовая авиация. М.: Изд-во АСТ, 2004.

17. Зефиров М.В. Асы люфтваффе. Бомбардировочная авиация. М.: Изд-во АСТ, 2005.

18. Иванов П.Н. Крылья над морем. М.: Воениздат, 1973.

19. Иванов Н.Н. Самолеты США времен Второй мировой войны. Смоленск: Русич, 1999.

20. Иванов Ю.Г. Камикадзе: пилоты-смертники. Японское самопожертвование во время войны на Тихом океане. Смоленск: Изд-во Русич, 2003.

21. Иногути Р., Накадзима Т. Божественный ветер. Жизнь и смерть японских камикадзе. 1944 — 1945. М., 2004;

22. История войны на Тихом океане: в 5 т. М.: Издательство Иностранной литературы, 1957 — 1958.

23. Йорыш А.И., Морохов И.Д., Иванов С.К. А-бомба. М.: Наука, 1980.

24. Клавинг В.В. Япония в войне. М. Изд-во АСТ, 2004.

25. Лаврентьев Н.М., Демидов Р.С., Кучеренко Л.А., Храмов Ю.В. Авиация ВМФ в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1983.

26. Лапчинский А.Н. Воздушные силы в бою и операции. М.: Государственное военное издательство, 1932.

27. Лиддел Г. Вторая мировая война М.: Вече, 2001.

28. Ли Э. Воздушная мощь. М.: Издательство Иностранной Литературы, 1958.

29. Мировая война 1939 — 1945 гг. глазами побежденных. М., Воениздат, 1957.

30. Мировая война. 1939 -1945. М: ACT; СПб.: Полигон, 2000.

31. Мировые войны ХХ века: в 4 т. Вторая мировая война. Исторический очерк. Т. 3. М. 2005.

32. Можейко И.В. Западный ветер — ясная погода. М: ООО «Издательство ACT», 2001.

33. Морисон С.Э. Американский ВМФ во Второй мировой войне: Восходящее солнце над Тихим океаном, декабрь 1941 — апрель 1942. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2002.

35. Мэтлофф М., Снелл Э. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941 — 1942 гг. М.: Воениздат, 1955.

36. Окумия М., Хорикоси Д. Внимание! «Зеро»! История боев военно-воздушных сил Японии на Тихом океане 1941 — 1945 гг. М.: Изд-во ЭМСПО, 2003.

37. Переслегин С., Переслегина Е. Тихоокеанская премьера. М.: Изд-во АСТ 2007.

38. Пономарев А.Н. Покорители неба. М.: Воениздат, 1980.

39. Роль Военно-воздушных Сил в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. (По материалам IX военно-научной конференции ВВС). Москва, 1986.

40. Скрипко Н.С. По целям ближним и дальним. Воениздат, 1981.

41. Спик М. Асы союзников. Смоленск: Русич, 2000.

42. Тиллман Б. ВВС США. М.: Эксмо, 2004.

43. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. 1939 — 1945 гг. М. Изд-во ЭКСМО, 2003.

44. Татарченко Е.Н. Воздушный флот Америки (Североамериканских Соединенных Штатов). М.: Военный вестник, 1923.

45. Уинслоу У.«Забытый богами флот. Азиатский флот США во Второй мировой войне». М.: Изд-во Яуза, 2003.

46. Фуллер Дж. Вторая мировая война 1939 — 1945 гг. Стратегический и тактический обзор. М.: Иностранная литература, 1956.

47. Футида М., Окумия М. Сражение у атолла Мидуэй. М.: Воениздат, 1958.

48. Хазанов Д.Б. 1941. Война в воздухе. М.: Яуза, 2006.

49. Хаттори Т. Япония в войне. 1941 — 1945 гг. М.: Воениздат, 1965.

50. Яковлев Н.Н. Война и мир по-американски. М.: Педагогика, 1989.

1. Авиация Второй мировой войны. Смоленск: Русич, 2001.

2. Великая Отечественная война. 1941 — 1945 гг. Энциклопедия. М.: Воениздат, 1985.

3. Дуэ Дж. Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны. М.: Воениздат, 1976.

4. Залесский К.К. Асы люфтваффе. М., 2002; Он же. Германия и ее союзники во Второй мировой войне. М., 2010; Он же. СССР и его союзники во Второй мировой войне. М. 2010.

5. Зимин Г.В. Тактика в боевых примерах: истребительная авиационная дивизия. М.: Воениздат, 1982.

6. Канторович M.M., Уланчев В.Ф. Зарубежная авиапромышленность и авиация в 1940 году. М.: Воениздат, 1940.

7. Козырев, М., Козырев В. Авиация стран оси во Второй мировой войне. М.: Изд-во ВИАС, 2007.

8. Сикорский И.И. Воздушный путь. М.: Русский путь. — N.-Y.: YMCA Press, 1998.

Книги о Второй Мировой войне традиционно делят на художественные (часто – лишь по мотивам реальных событий) и исторические. После 1945 года мир увидели тысячи, десятки тысяч военных мемуаров, монографий, сборников документов, опубликованных дневников, трофейных военных архивов, протоколов судебных заседаний (как пример, материалы по Нюрнбергскому процессу против военных преступников), аналитических работ, энциклопедий. Эти документальные книги о Второй Мировой Войне представляют труд и мнения людей, которые были свидетелями, участниками или жертвами конфликта, или являются профессиональными историками, журналистами, писателями. Объем этих книг военной литературе разнится от одной сотни страниц до многих томов, которые продолжают и спустя семьдесят лет переводить на десятки языков мира, переиздаваться, обновляться, дополняться их авторами и последователями, подвергаться критике за допущенные ошибки.

Военные мемуары – особая категория исторических военных книг о Второй Мировой, авторами которых выступили политические деятели стран участниц, военные полководцы и офицеры разных рангов, простые солдаты, жертвы и свидетели оккупаций среди гражданского населения. Отдельно можно выделить людей, которым удалось пережить Холокост – их мемуары и дневники пользуются повышенным интересом, как источник понимания обратной стороны войны – далекой от полей сражений и линий фронта. Самое больше распространение получили военные мемуары военачальников, как стран антигитлеровского блока, вроде Великобритании, США, Франции, СССР, так и многих интересуют откровения немецких, итальянских и японских генералов. Интересующиеся темой документальных книг о Второй Мировой и военной литературы, знают эти имена наизусть: Уинстон Черчилль, Георгий Жуков, Шарль Де Голль, Эрих фон Манштейн, Альберт Шпеер, Бернард Монтгомери, Хейнс Гудериан, Дуайт Эйзенхауэр, Франц Гальдер, Вальтер Варлимонт, Омар Брэдли и др.

Исторические книги о войне – заслужили известное внимание благодаря подробному изучению отдельных аспектов Второй Мировой или всего конфликта. Эти труды обычно оперируют сотнями источников: оригиналами документов, стенограммами, военными мемуарами, работами предшественников и резюмируют известные факты. Восприятие и одобрение таких военных книг про 2 Мировую во многом зависит от авторитета автора, от страны, от имени которой он пишет. Мы хорошо знаем такие имена историков, политиков, публицистов, психологов как: Уильям Ширер, Лиддел Гарт, Гвидо Кнопп, Иоахим Фест, Вернер Мазер, Лоуренс Рис, Энтони Бивор, Дж.П. Тейлор, Хью Тревор-Роупер, Тим Рипли, Йан Кершоу. Их книги про Вторую Мировую Войну увлекают своим знанием темы, обилием фактической базы, авторитетностью источников, умением подать исторические материал грамотно и увлекательно.

На страницах этого блога вы найдете подробные обзоры документальных книг о войне разной направленности, от многообразия авторов всех основных стран-участниц, различных издательств и в составе серий (те же известные в русском переводе серии «Мир в войнах» и «За линией фронта», красного и черно-красно-серого дизайнов). Каждая военная литература требует индивидуального подхода и не используется какой-то один шаблон структуры статей. Будь это военные мемуары, дневники, книги-исследования или сборники документов, важно разобрать предысторию написания, личности, авторитет и биографии авторов, судьбу бестселлера после его выхода в свет, актуальность в контексте литературы о Второй Мировой. Обилие тематических изображений, иллюстраций из самих книг, подготовленных специально схем и диаграмм по материалу, помогают легче и глубже вникнуть в тему военных книг. Обзоры документальных книг о войне будут интересны как тем, у кого нет времени на знакомство с конкретным трудом, так и тем, кто в теме и просто хочет получить дополнительную информацию, узнать интересные факты.