Home Полезные советы Святитель Петр Цетиньский Чудотворец, митрополит и владыка Черногории (Петр I Петрович-Негош). Календарь сербских святых Чудесное исцеление Светланы Луганской из России

Святитель Петр Цетиньский Чудотворец, митрополит и владыка Черногории (Петр I Петрович-Негош). Календарь сербских святых Чудесное исцеление Светланы Луганской из России

by admin

Святитель Петр Цетиньский, бывший Черногорским митрополитом в течение 46 лет, почитается как святой не только в своей стране, но и в России — он причислен к лику Собора Санкт-Петербургских и Ладожских святых Русской Православной Церкви. Из исторических источников о митрополите больше известно как о великом правителе, и его духовное делание во многом осталось сокрытым для потомков. Отчасти оно приоткрывается в письмах святителя, выдержки из которых предлагаются автором статьи.

Святитель Петр Цетиньский был Черногорским митрополитом сорок шесть лет — с 1784 по 1830 года. Его честные мощи почивают в храме Цетиньского монастыря, который ежегодно посещают тысячи русских паломников и туристов. Это одна из главных святынь обители, вместе с десницей святого Иоанна Предтечи и копией Филеримской иконы Божией Матери.

В самой Черногории святитель Петр начал почитаться как святой ещё в XIX веке, но мало кто из приезжающих в Цетинье русских знает, что с недавних пор он прославлен и нашей Церковью — в апреле 2000 года святитель Петр Цетиньский был причислен к лику Собора Санкт-Петербургских и Ладожских святых Русской Православной Церкви.

В Санкт-Петербурге святой Петр был трижды.

Первый раз — в 1765-1766 годах, когда он, ещё будучи молодым иеродиаконом, приехал в Россию вместе со своим дядей митрополитом Василием для получения образования. После кончины митрополита Василия святому Петру пришлось вернуться на родину.

Второй раз он приезжал в Санкт-Петербург после 1773 года, уже в сане архимандрита, когда его дядя митрополит Савва послал святого Петра в Россию за помощью. Однако императрица Екатерина II не захотела даже принять его, так что поездка оказалась безуспешной.

Наконец, в третий раз он приезжал в 1884 году, будучи избранным и рукоположенным в сан митрополита Черногорского. К сожалению, и в этот раз безуспешно. Еще загодя святитель Петр писал князю Потемкину, прося устроить аудиенцию у императрицы. Однако вместо помощи Потемкин оказал противодействие и через три дня после прибытия святителя в Санкт-Петербург князь приказал насильно выслать его из России. Когда Екатерина II позднее узнала об этом, то просила его вернуться, но святитель Петр отказался, однако сказал посланным: «Прошу Её Величество знать, что я всегда буду предан русскому царскому престолу». И он вполне доказал истинность своих слов всей последующей жизнью.

С начала XVIII века в Черногории власть митрополитов была не только духовной, но и вмещала в себя многие функции, свойственные светским правителям. При этом власть переходила от дяди к племяннику. Первым таким правителем из рода Петровичей-Негошей стал митрополит Даниил, после его смерти преемником стал митрополит Савва. Он, в свою очередь, выбрал себе преемником святителя Петра в 1758 году, когда ему было всего десять лет. Монашеский постриг будущий святитель принял в двенадцать лет в Цетиньском монастыре, где ныне почивают его честные мощи. Здесь же он и проходил обучение под руководством инока Даниила. После первого возвращения из России иеродиакон Петр был рукоположен во иеромонаха и стал ближайшим помощником своего дяди митрополита Саввы.

Примечательно, что в это время на короткий срок правителем Черногории стал русский. Некий Степан Малый в 1768 году выдал себя за русского царя Петра III (скончался в 1762 г.), говоря, что он будто бы сумел выжить. При поддержке князя Долгорукого, прибывшего из Санкт-Петербурга, самозванцу удалось убедить в этом черногорцев, признавших его как своего царя. Пять лет спустя, в 1773 году, Степан был убит своим слугой, которого подкупил скадарский паша. Это событие вызвало смуту в Черногории, и для того, чтобы заручиться поддержкой России в её преодолении, святой Пётр как раз и отправился второй раз в Россию.

В 1784 году святой Петр был избран народом на черногорский престол и в сербском городе Сремские Карловцы принял хиротонию в епископский сан с наречением митрополитом Черногорским, Скендерийским и Приморским.

Во время возвращения из его третьей поездки в Россию скадарский паша Махмуд Бушатли с восемнадцатью тысячами солдат, большую часть которых составляли албанцы-католики, напал на Черногорию и сжег Цетиньский монастырь, а также ряд селений. Святитель вернулся в разорённую страну. То, что он привез с собой картофель, неизвестный дотоле в Черногории, спасло многих жителей от голодной смерти.

В 1796 году Махмуд-паша снова напал на Черногорию — дважды он приходил с армией, в июле и в сентябре. Под предводительством святителя Петра черногорцы оба раза разбили превосходящие силы турок, а во втором сражении сам Махмуд-паша был убит и голова его отнесена в Цетинье. Череп этого паши и доныне хранится в монастыре.

Благодаря таким победам Черногория добилась фактической независимости. Они были оценены и в России — императрица Екатерина II по этому случаю наградила святителя Петра орденом святого Александра Невского с бриллиантами.

После падения Венецианской республики в 1797 году ее владения в черногорском приморье отошли к Австрии. Местные жители возмутились этим, и святитель Петр установил для них местное гражданское правление. В последующие годы он успешно противостоял усилиям австрийцев подчинить себе эти земли.

В 1805 году Австрия уступила их Франции и так началась многолетняя борьба черногорцев с Наполеоном. Поначалу, действуя совместно с русским флотом, черногорцы смогли достичь значительных успехов — в течение 1806 года французы были выбиты из всех приморских крепостей и городов. Святитель Петр обратился к российскому императору с предложением создать под протекторатом России Славяно-Сербское государство со столицей в Дубровнике. Но в 1907 году Александр I заключил мир с Наполеоном, и русские войска покинули Черногорское приморье. Оказавшись одни в борьбе с французами, черногорцы были временно оттеснены с приморья, но предпринятый французами поход вглубь Черногории, окончился поражением десятитысячной французской армии.

В 1812 году всё так же под руководством святителя Петра черногорцы одержали победу при Скадаре над союзниками французов — турками, а осенью 1813 года святитель Петр с помощью английского флота полностью освободил приморье от французских войск. После этого на народном собрании было принято решение о присоединении Приморья к Черногории.

Однако в 1814 году российский император Александр I попросил уступить приморье австрийцам, к которым оно отошло по решению Венского конгресса, и святитель Петр с большим сожалением подчинился. В мае 1915 года черногорцы покинули Котор, лишившись столь тяжело завоеванного выхода к морю.

Уже ближе к концу правления святителя Петра в 1820 году к Черногории был присоединен освобождённый от турецкого ига район реки Морача.

Как видно из этих фактов, святителю Петру пришлось прилагать немало усилий, чтобы защитить свой народ от самых разнообразных внешних захватчиков. Но при этом святитель старался преодолеть и множество внутренних неурядиц. Он защищал сирот от притеснений злодеев, боролся с суевериями, восстанавливал благочестивые порядки. Особенно святитель заботился о бедных и, чтобы помочь голодающим, нередко продавал или обменивал на хлеб ценные церковные вещи.

А более всего он боролся против укоренившегося тогда в черногорцах обычая кровной мести, из-за чего целые семьи и кланы истребляли друг друга. Святитель неустанно трудился над тем, чтобы помирить враждующих. По его инициативе был принят в Черногории первый свод законов. Все важные решения он принимал созывая совет с представителями основных племён и родов. Как видно из писем, воздействовать на своих подданных он всегда старался мирно, уговорами и убеждениями, действуя как духовный отец, а не применяя силу, как поступил бы светский правитель.

Скончался святитель Петр Цетиньский в 1830 г., на восемьдесят первом году жизни, сказав перед смертью своему преемнику-племяннику: «Молись Богу и держись России».

Кода через четыре года были обретены его мощи, оказалось, что они нетленны. Митрополит Петр был причислен к лику святых, и честные мощи поместили в храме Цетиньского монастыря, где они и поныне доступны для поклонения.

Из исторических источников о святителе Петре больше известно как о великом правителе, и его духовное делание во многом осталось сокрытым для потомков. Отчасти оно приоткрывается в письмах святителя. В них он много и строго обличает народ, его слова подобны обличениям ветхозаветных пророков и святых отцов древности, например святителя Иоанна Златоуста, обличавших своих современников не из гнушения ими, а из любви и желания сделать их лучше и спасти от внутреннего зла, которое, по слову святителя Петра, причиняет больше вреда, чем «все враги и все диаволы на свете». Та миссия по примирению черногорских племён, которую он самоотверженно исполнял во все годы своего служения, была повторением той миссии, какую в древней Руси исполняли русские святители, примиряя между собою враждующие русские племена и княжества, во исполнение слов Господа: «блаженны миротворцы».

Ниже предложены некоторые извлечения из писем святителя Петра, которые могут дать представление о нём и его трудах и принести нам не меньшую пользу, чем они приносили своим адресатам двести лет назад.

Всем нам, любезные братия мои, предстоит умереть, и тяжко нам будет, если друг друга, живя на этом свете, не любим, если не примиримся с нашими противниками, на которых имеем обиду, и если, один другого оскорбляя, не простим, — то не будем иметь в том мире вечного покоя и блаженства, и не простит нам Отец Небесный наши согрешения.

Итак, ради Бога, Который есть единственное и вечное наше благо и ради вечного веселия и радости, которое Бог уготовал всем послушным [Ему] в райской сладости нескончаемо жить и наслаждаться Его божественного лицезрения, снова прошу вас: послушайте то, что вам пишу, и так будете от Бога благословенны и так вам Бог дарует в этом мире всякое счастье и добрый успех во всем, а в том мире — вечную радость, которую вам и всем христианам от всего сердца желаю и остаюсь, в надежде, что вы послушаетесь моей просьбы, вашим доброжелателем.

Из послания Радуловичам, 1805. г.

Вижу, что вы каждый день всё больше преуспеваете в своем самовольстве и беззаконии, и что вам милее зло и позор, чем добро и почтение, что же, пусть будет вам по желанию вашему. Я же от всего [вашего] злого и доброго ухожу, и отныне не зовите меня в ваши дела, не хочу в них вмешиваться, но остаюсь уже ненужным, ваш доброжелатель, несчастный. Владыка Петр.

Из послания Черногорцам и Брчанам, 1812. г.

Люди стоят того, чтобы ожидать зла от этого и того мира, — те, кто самовольно делает всякое зло и никогда не слушает, если им говорить о добре.

Из послания Дробнячичам и Жуплянам, 1817. г.

Народ не даёт мне ничего, и не ищу я, чтобы мне давали какие-либо вещи, но только чтобы прекратили междоусобное кровопролитие и оставили беззаконные дела, и чтобы жили в мире и любви христианской.

И не удивляйтесь, мой дорогой отец архимандрит. Мы, сербы, такие, не знаем и не хотим знать другого, но [хотим] один другого вгонять в несчастье и бесчестью подвергать, и если кто-то больше заботится о пользе всего народа, то с большей завистью против него вооружаются, ибо в сербском народе, как и в греческом, царствует гордость.

Из послания архимандриту Арсению (Гаговичу), 1804. г.

Люди, которые идут путём Божиим, чтобы служить и угождать Богу, не думают ни о каком зле. и не говорят сами о себе, что они святые, но что грешные и окаянные. А тот монах [Аввакум], который до недавнего времени был в Шумадии, — грабитель и разбойник; он и сейчас делает грабительские и разбойничьи дела, подговаривая глупцов на зло, чтобы людская кровь проливалась; и еще имеет дерзость говорить, что он — святой и Божий посланник! Итак, мало того, что он подстрекатель, но ещё и хулитель преблагого Бога и ругатель чина монашеского. Ведь Бог в Своей заповеди наистрожайшим образом запретил всякое злодейство и беззаконие, а истинный монах желает быть добрым и смиренным человеком, слушаться заповедей Божиих, и не допустить ни делом ни помышлением ничего, что было бы противно воле Божией.

Человек, который служит Богу и хочет спастись, не захочет и зверя убить, и даже сказать, чтобы его убили, а уж тем более человека, подобного себе; ибо он не желает никому зла, но всякому [желает] добра, помышляя, что все люди от одного отца Адама и одной матери Евы произошли, и что Бог каждого сотворил и заповедал, чтобы одни другим делали добро, а не зло.

Теперь рассудите, может ли подстрекатель на кровопролитие быть святым в то же самое время, когда делает так, что люди гибнут и режут друг друга? Святость состоит не в том, что он ходит, дабы легче ввести народ в заблуждение, с непокрытой головой, босой и оборванный, но святость заключается в правой вере и добрых делах, как заповедал Бог.

Итак, не будьте безумными, и не дайте упомянутому монаху обмануть вас, так чтобы вы стали верить его лжи, о чём впоследствии будете раскаиваться, но отвергните его, чтобы его между вами не было.

Из послания Кучанам и другим, 1819. г.

Среди многих духовных непорядков находится весьма дурной и неприличный обычай, укоренившийся с давних времен, чтобы попы этой епархии ходили вооружёнными, совершенно как и мирские люди, и не имели на себе ни одного священнического знака, по которому можно было бы опознать их священнический сан. Я сам всегда желал и настаивал, чтобы это неприличное и позорное дело было истреблено, и чтобы духовные люди в благопристойный образ были приведены. Сего ради вам архипастырски повелеваем: после получения этого моего объявления чтобы ни один священник не имел оружия, не носил красную шапку, и не сбривал бороду, но в благопристойном чине пастырского смирения, кротости и боголюбии ходил и словесное стадо Христовых овец на путь спасения наставлял и учил. Если же какой-то священник между вами будет этому моему объявлению непослушен, и не захочет оружие оставить, и шапочку фиолетового цвета носить, также и отпускать бороду, такой пусть оставит епитрахиль и священство.

Из послания Бококоторскому священству, 1808. г.

Монахи пусть смотрят за своими церквами и монастырскими делами, и не вмешиваются в дела мирских священников, а мирские священники пусть остаются с обязанностью венчать и заботиться каждому о своём приходе, за который Самому Богу даст ответ на Страшном Суде после второго пришествия Христова. Священникам надлежит быть светильником и зеркалом для народа, пастырями и учителями, вождями и наставниками словесного стада Христова, которые ведут и наставляют христиан на путь спасения, подавая им пример своею доброй и богоугодной жизнью. Но когда священники разлагают и портят народ, и более из-за скверного прибытка и жадности, — от кого тогда добру учиться, или хороший пример и наставление принять? И как тогда народ может быть спасен.

Из послания Ришнянам, 1808. г.

Сегодня с великим возмущением я узнал о злых и проклятых делах, которые исходят от одного проклятого исчадия, сына некоего попа из Враньа, из Зете, и от его друзей. которые ради. презренной выгоды взимать деньги обманывают простодушный народ и наказывают неких «ведьм». и прочие выдумки всячески распространяют между людьми, которые без всякого размышления верят их лжи и. бедных женщин мучают и терзают, говоря, что они ведьмы, [и будто бы] съели этого и того юношу, а на этого и того, который в бою погиб, с левой стороны дохнули и поэтому он погиб. О Боже мой, чудовищная слепота, чудовищное безумие и чудовищное суеверие и злой помысел! Как могут люди верить таким негодным байкам, неужто не видят, что их обманывают для взимания денег, и что им продают ложь за наличные деньги? Как может какая-либо женщина убить кого-то, если она его ничем не ударила и не дала ему ничего отравленного есть или пить? Как она может его съесть, когда его тело явно в гроб положено целым! Вы говорите, что ведьма по ночам летает, а как она может лететь, когда её тело на постели лежит? Вы отвечаете, что их дух летает, но я вам говорю и Богом заклинаю, что быть не может такого, чтобы дух человека ночью или днём из тела вышел и опять в тело вернулся, ибо тело без духа становится мёртвым, а мёртвых никто воскресить не может, только сам Творец неба и земли, Бог, Своей силой и благоволением.

Я сам по миру в некоторые места ходил и несколько книг читал, и нигде не нашёл, и никто мне не сказал, что есть ведьмы и изгонители ведьм, а только между слепым и несчастным сербским народом [это есть], так как он слеп и поэтому больше верит лжи, чем Евангелию Христову и Христову учению и заповедям.

Поэтому всех вас, цермничане, великого и малого, мужского пола и женского, и [любого] возраста, сильным и страшным Богом Вседержителем и честным Крестом и пресвятой Богородицей и всеми силами небесными троекратно и трехсоткратно заклинаю, чтобы от этого злого и пребеззаконного дела удалились, чтобы этих негодных баек не слушали, чтобы к ним не ходили, чтобы их к себе не пускали, чтобы им ни в чём не верили и чтобы невинных людей не мучали. А вам, всем священникам во всех селах и племенах, пишем и властью нам от Бога данной наижесточайше запрещаем и говорим, чтобы для тех, кто не послушает этого письма, не совершать ничего церковного, но они и их дома пусть остаются под жестоким проклятием отлучения; также [будет] и тем священникам, которые против этого моего письма станут поступать, а правых и добрых поручаю Богу и остаюсь ваш доброжелатель, Владыка Петр.

Послание Цермничанам, 1830. г.

На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви, состоявшемся 19-20 апреля 2000 года, было установлено празднование Собора Санкт-Петербургских и Ладожских святых в неделю третью по Пятидесятнице. В число Петербургских святых включен и святитель Петр Цетиньский, бывший черногорским митрополитом в 1784-1830 гг. К сожалению, в настоящее время этого сербского подвижника можно назвать самым неизвестным святым нашей Церкви.

Ни в одном из многочисленных православных церковных календарей, издаваемых каждый год, мы не найдем его имени. Исключение составляет изданная в 1999 году в Российском отделении Валаамского общества Америки книга «Дух святых над Сербией», где помещены краткие данные о нем (но неверно указано название места его подвигов и упокоения). Между тем, трудно найти другого такого святого в братских Поместных Церквях, столь тесно связанного с горячо любимой им Россией и претерпевшего немало несправедливостей от ее державных и «полудержавных» правителей. А ведь до Октябрьского переворота имя его было широко известно у нас, о нём выходили книги и публиковались статьи в русских православных и славянофильских изданиях. Хочется надеяться, что решение Св. Синода станет первым шагом к восстановлению нашей памяти о святом Петре Цетиньском. С этой целью мы публикуем жизнеописание святителя и перевод статьи о нем собрата Цетиньского монастыря протосингела о. Йована (Пурича).

Святитель Петр Цетиньский Чудотворец, митрополит и владыка Черногории (Петр I Петрович-Негош)

Будущий святитель родился в сентябре 1748 года (по другим данным — в апреле 1747) в Негушах, от набожных родителей Марка Петровича и Ангелины, урождённой Мартинович. Брат его деда Дамиана — знаменитый владыка Даниил — первым из семьи Петровичей-Негошей стал черногорским митрополитом. После смерти Даниила в 1735 году его преемником стал дядя св. Петра — Савва, и с тех пор митрополичий, а затем княжеский престол стал наследственным в семье Петровичей, переходя от дяди к племяннику.

В 1758 году владыка Савва выбрал себе в преемники своего десятилетнего племянника, прозрев в нем будущего святителя и народного вождя. Призвав его к себе, он сказал: «Прииди сыне ко мне, благодать Всевышнего да почиет на тебе, яко быти тебе народу и отечеству твоему во всем полезну. Со мною же и народ наш возлагает отсель на тя надежду ради своего благополучия. Преблагий Господь да поможет ти быти крин украшаящий горы сия».

Живя в Цетиньском монастыре, будущий Святитель учился книжной премудрости под руководством митрополита Саввы и своего наставника инока Даниила. В двенадцать лет он был пострижен в монахи с именем Петр (мирское имя его осталось неизвестным), а в семнадцать — рукоположен в иеродиакона.

В 1765 году соправитель и двоюродный брат владыки Саввы митрополит Василий отправился в третий раз в Россию за помощью для Черногории и взял с собой иеродиакона Петра для продолжения образования. Но учение продолжалось недолго. 10 марта 1766 года митрополит Василий умер в Петербурге и его племянник был вынужден вернуться домой.

Здесь он стал ближайшим помощником митрополита Саввы, который рукоположил его в иеромонаха, а вскоре сделал его архимандритом.В 1768 году в Черногории появился самозванец Степан Малый, выдававший себя за чудом спасшегося русского царя Петра III. Князь Долгорукий, посланный из Петербурга его разоблачить, посчитал полезным для интересов России утвердить Степана Малого правителем Черногории. В 1773 году Лжепетр был убит своим слугой-греком, подкупленным скадарским пашой. После его смерти в Черногории настали смутные времена и владыка Савва (отодвинутый в тень во время правления Степана Малого) отправляет архимандрита Петра в Россию за помощью. Эта поездка не имела успеха, так как Екатерина II не захотела принять его.

В 1781 году умер столетний митрополит Савва и его преемником стал другой его племянник, нелюбимый в народе Арсений (Пламенац), замещавший владыку во время правления Степана Малого. Через три года он умер и на черногорский престол всем народом был выбран архимандрит Петр.

13 октября 1784 года в соборной церкви в Сремских Карловцах св. Петр был рукоположен сербским митрополитом Моисеем (Путником) в митрополита Черногорского, Скендерийского и Приморского.

Получив грамоту о рукоположении, Святитель выехал через Вену в Россию, по приглашению своего знакомого сербского происхождения генерал-майора С.Г.Зорича. Еще из Вены Св. Петр писал всесильному князю Потемкину, прося устроить аудиенцию у императрицы. Но Потемкин велел выслать нового черногорского митрополита из России спустя три дня после его приезда в Петербург. Узнав позднее об этом, Екатерина II просила его вернуться, но Св. Петр решил никогда больше не приезжать в Россию, хотя и сказал посланным: «Прошу Её Величество знать, что я всегда буду предан русскому царскому престолу».

Пока владыка Петр был за границей, скадарский паша Махмуд Бушатли в 1785 году напал на Черногорию и сжег Цетиньский монастырь, на обратном пути опустошив Приморье. Митрополита по возвращению встречали разорение и голод. К счастью, с собой владыка привез картофель, неизвестный до тех пор в Черногории, и это спасло многих черногорцев от голодной смерти.

С первых шагов на родной земле в новом сане, святитель стал бороться с обычаем кровной мести, который был настоящим бичом в Черногории. Целые семейства погибали из-за взаимной вражды, многие из страха за свою жизнь даже бежали в Турцию, где принимали ислам. Святой Петр где уговорами, где угрозой проклятия мирил поссорившиеся семьи.

В 1796 году Махмуд-паша Бушатли вновь напал на Черногорию. 1 июля на скупщине в Цетинье главари всех племен подписали договор, названный «Стега» («Сплочение»), в котором поклялись помогать один другому и «пролить кровь свою за христианскую правую веру». 11 июля у селения Мартиничи черногорцы под предводительством своего владыки разбили турок. Сам Махмуд-паша был тяжело ранен. Св. Петр оценил эту победу как «чудо от самого Господа Бога совершившееся, которому славу и хвалу приносим».

Но поражение не научило Махмуда-пашу, который в сентябре того же года снова вторгся в Черногорию. 22 сентября 1796 года у села Крусы черногорцы в упорном бою, длившемся весь день, вновь разгромили турок, а Махмуд был убит и голова его отнесена в Цетинье. Череп скадарского паши и сейчас хранится в особом ларце в монастыре как напоминание будущим захватчикам об ожидающей их участи.

Победы при Мартиничах и Крусах открыли новую страницу в истории Черногории, которая добилась фактической независимости. Изменилось отношение к черногорцам и у российских императоров. Получив известие о победе над турками, императрица Екатерина II (незадолго до своей смерти) наградила Св. Петра орденом Св. Александра Невского с бриллиантами, который был послан в Цетинье уже Павлом I вместе с Георгиевскими крестами для отличившихся. В 1799 году этот российский император, ценивший черногорцев за рыцарство, назначил ежегодную субсидию для Черногории.

В 1797 году пала Венецианская республика. Ее владения в черногорском приморье (Бока Которская и Будва) отошли к Австрии. Это вызвало смятение среди жителей приморских городов, которые обратились к св. Петру за помощью. Владыка посетил Будву и ее окрестности Браичи, Побори, Майну и установил там гражданское правление.

Появившийся вскоре австрийский генерал Бради поставил над православными Боки другого владыку. Австрийцы хотели захватить монастырь Майна (давнюю резиденцию черногорских митрополитов), чтобы превратить ее в свою крепость. Но народное вече, созванное св. Петром, не позволило им это сделать. Позднее австрийцы просили владыку продать монастыри Майна и Станевичи и получили такой ответ: «Засыпьте эти голые камни золотом, и тогда не удастся вам купить меня вашими деньгами. Что мы саблей добыли, то без сабли не отдадим, хоть бы до колен пролилась геройская кровь».

18 октября 1798 года на скупщине в монастыре Станевичи был принят первый законник, названный впоследствии «Законник Святого Петра I». (Вторая часть этого законника была принята на скупщине в Цетинье 17 августа 1803 года). Начинавшийся словами «Во имя Господа Спаса нашего Иисуса Христа» законник состоял из 33 пунктов (по числу земных лет Спасителя) и был принят соборно и единогласно с клятвенным целованием Креста, Евангелия и мощей Св. великомученика Пантелеймона. В 1798 года св. Петр учредил первое черногорское правительство «Кулук».

В 1804 году недруги Петра I оклеветали его перед русским императором Александром I, который послал в Черногорию графа Марка Ивелича (уроженца г.Рисан в Боке Которской) и черногорского посланника при русском дворе архимандрита Стефана Вучетича (хотевшего занять место владыки). Ивелич и Вучетич привезли с собой письмо Священного Синода, который выдвигал против митрополита и его секретаря Долчи тяжкие обвинения и требовал явиться ему на суд в Петербург. Но черногорцы встали на защиту своего архиерея и, собравшись в Цетинье 1 мая 1804 года на Скупщину, написали письмо русскому царю, в котором отвергли несправедливые обвинения против св. Петра и просили царя прислать другого посланника, русского происхождения, чтобы он мог беспристрастно во всем разобраться. Новый русский посланник в Боке Маузерский убедился в ложности обвинений против святителя. 16 августа 1804 года митрополит Петр и черногорские старейшины поклялись на верность России. Добрые отношения между двумя странами были восстановлены, что было важно для них перед надвигающейся опасностью со стороны наполеоновской Франции.

В 1805 году Австрия уступила Франции по Пресбургскому договору Боку Которскую. Жители Боки, не согласившись на французскую оккупацию, послали за помощью к митрополиту Петру в Цетинье и русскому адмиралу Д.Н. Сенявину на остров Корфу. В феврале 1806 году русские корабли и черногорские отряды заняли Будву и города Боки. В Савином монастыре в г. Герцег-Нови св. Петр (в присутствии русского посла Степана Санковского, генерала графа Ивелича и командира отряда русских судов) освятил новые флаги бокезских городов.

Весной 1806г. Сенявин с моря, а Петр I с суши заперли французов в Дубровнике. 25 мая и 5 июня русские и черногорцы одержали победы над наполеоновскими войсками у этого города. В сентябре 1806г. соединенные отряды русских (под командованием генерала Попандопуло) и черногорцев (под предводительством владыки) разбили маршала Мармона (которому помогал боснийский визирь). Был взят в плен французский генерал Бове.

26-27 ноября 1806 года адмирал Сенявин захватил остров Корчулу. В этом сражении особо отличился брат митрополита Савва, награжденный русским орденом Св. Георгия 4 степени. Самому Петру I император Александр I пожаловал белый клобук с алмазным крестом.

Совместные успехи русского и черногорского оружия позволяли осуществить давнюю мечту св. Петра о создании под протекторатом России Славяно-Сербского государства с центром в Дубровнике. С этим предложением он обратился в 1806г. к русскому царю. Но поражение русских войск под Фридландом 2 июня 1807г. привело к Тильзитскому миру, по которому Александр I уступил Боку Которскую Наполеону.

Черногорцы остались один на один в своей борьбе с французами. В 1808г. маршал Мармон отнял духовную власть над православными Боки у Петра I и передал ее своему ставленнику Бенедикту Кралевичу. В августе 1808г. 10 тысяч французов под командованием генерала Клоузера предприняли экспедицию в горы, но были разбиты черногорцами. (Этим событиям посвятил свое стихотворение «Бонапарт и черногорцы» А.С. Пушкин). В 1812г. черногорцы одержали победу при Скадаре над союзниками французов — турками. А в сентябре — октябре 1813г. Петр I с помощью английского флота овладел всей Бокой. 27 декабря 1813г. генерал Готье сдал последний оплот французов — Котор. На скупщине в бокезском селении Доброта было принято решение о присоединении Приморья к Черногории.

В 1814г. Петр I обратился к Александру I принять соединенные Черногорию и Боку под покровительство России, но император просил черногорцев оставить Боку, перешедшую к Австрии по решению Венского конгресса. И Святитель, скрепя сердце, подчинился воле царя. 1 мая 1815г. черногорцы покинули Котор, лишившись с таким трудом завоеванного выхода к морю. (В конце 1899г. великий князь Константин Константинович, побывавший здесь, в своих стихах так охарактеризует эти события:

. В ту пору чуждые народы
Русь избавляла от цепей,
Мы блага мира и свободы
Им расточали все щедрей;
И только братьи соплеменной
Единоверная страна
Державе алчной и надменной
В угоду нами ж отдана.
Где кровь твоя лилась ручьями,
В сердца твоих прибрежных сел
Вцепился жадными когтями
Двуглавый Австрии Орел.

Лишь после первой мировой войны Которская бухта вернётся под сербское правление, а в 1920г. здесь вновь появятся русские корабли, но уже с остатками армии Врангеля и русскими беженцами.)

Вскоре для Черногории настали тяжелые времена. Австрийцы часто закрывали для черногорцев доступ в Котор, через который шло снабжение продовольствием, а Александр I не выдавал установленную его отцом ежегодную субсидию. Население постоянно увеличивалось за счет бежавших из Герцеговины от турецких притеснений православных семейств. В 1817 году наступил страшный голод, продолжавшийся несколько лет. Часть черногорцев, спасаясь от голода, поступила на австрийскую военную службу; многие пытались самостоятельно переселиться в Россию. В 1822 году голод повторился вновь.

Но, несмотря на тяжелые испытания Св. Петр продолжал собирание сербских земель. В 1820 году к Черногории был присоединен освободившийся от турецкого ига район реки Морача с задушбиной династии Неманичей — прекрасным Успенским Морачским монастырем.

Взошедший в 1825 году на русский престол Николай I повелел выдать задержанную с 1814 субсидию Черногории (за все годы). Помощь из России помогла черногорцам пережить голодный 1830 — последний год жизни владыки.

Вечером 17 октября 1830 года (накануне дня Св. Луки) Петр I призвал своего секретаря Симу Милутиновича и продиктовал ему свое завещание черногорцам. В нем он назначил своим преемником своего племянника Радивоя (Раде) — будущего великого черногорского поэта Петра II Негоша. Заканчивалось завещание такими словами: «Да будет проклят и тот, кто бы покусился отвратить вас от верности благочестивой и христолюбивой России, и всякому кто бы из вас черногорцев пошел против единоплеменной и единоверной нам России, дай Бог чтобы у него у живого отпало мясо от костей, и не было бы ему добра в этой жизни и в будущей.» (перевод П.А. Кулаковского, 1896г.). На следующий день, — 18 октября, на 81 году жизни и 46 году архипастырского служения, Святой Петр тихо отошел к Богу без болей и смертных мук, окруженный старейшинами черногорских племен, которым он давал последние наставления. «Молись Богу и держись России» — сказал он своему юному племяннику перед смертью. Над его гробом на Вельем гумну перед монастырем старейшины поклялись жить в единстве и подчиняться его преемнику. Святитель был похоронен в монастырской церкви.

Ровно через 4 года — 18 октября 1834г. — по повелению Петра II был отворен гроб и открыты нетленные мощи святителя. Тогда же он был причислен к лику святых, а его мощи положены в открытом ковчеге в церкви монастыря. Тропарь и кондак были написаны сразу после прославления. Службу и краткое житие написал митрополит Сербский Михаил (отпечатаны в Москве в 1895г.).

В честь Цетиньского чудотворца стали воздвигаться храмы. Одной из первых стала церковь на вершине Ловчена, построенная в 1844г. Петром II, в которой он завещал себя похоронить. (Эта церковь, обновлённая в 1920-х гг. по проекту русского архитектора Краснова, была разрушена коммунистами в июле 1972г., и вместо неё был сооружён языческий мавзолей. С этим кощунственным актом верующие люди связывают последовавшее вскоре катастрофическое землетрясение 1979г., эпицентр которого находился в Черногории.) И в наши дни в Прчани близ Котора строится храм св. Петра Цетиньского (наподобие Ловченского), а в далекой Германии, в Дортмунде местные православные сербы освятили часовенку в его честь.

Чудеса св. Петра Цетиньского

Однажды арнауты (албанцы), собравшись в большом количестве, напали на черногорское село Салковину, где было очень мало защитников. В решающий момент сражения, когда арнауты кинулись на черногорцев всеми силами и последним грозила неминуемая гибель, впереди черногорцев появился всадник на белом коне. Один из албанцев подскочил к нему и дважды выстрелил в него, но всадник остался невредим, а из него ударило зеленое пламя, от которого арнаут побежал, крикнув своим: «Напрасно биться, когда перед черногорцами св. Петр». За ним бежали и остальные албанцы.

После этого события, когда переменяли одежды на святом, башмаки его оказались полны песку. Значит, он действительно выходил из гробницы.

17 октября 1888 года (накануне дня св. Петра Цетиньского) у с. Борки Харьковской губернии произошло крушение царского поезда, следовавшего из Ялты в Москву. Царская семья чудом осталась в живых. Черногорцы, узнав об этом, объяснили спасение благоволившего к ним императора Александра III заступничеством св. Петра. Указом черногорского митрополита Митрофана (Бана) по всей Черногории было установлено в день св. Петра Цетиньского ежегодное празднование чудесного спасения царской семьи.

Библиография

на церковно-славянском языке:

Митрополит Сербский Михаил (Йованович) «СЛУЖБА ИЖЕ ВО СВЯТЫХ ОТЦУ НАШЕМУ МИТРОПОЛИТУ БОГОЛЮБИВОМУ ГОСПОДАРЮ ЧЕРНОГОРИИ ПЕТРУ ПЕРВОМУ ЧУДОТВОРЦУ ЦЕТИНЬСКОМУ» (с житием). Москва, 1895 г.

на русском языке:

Попович Л. «Черногорский владыка Петр I», Киев, 1897 г.

Ровинский П.А. «Черногория в ее прошлом и настоящем», т.1, СПб. 1888 г.

Александров А.И. «Петр I Петрович, владыка-митрополит Черногорский. Его посвящение во епископа и сказанное им после этого слово», Казань, 1895 г.

Францев В.А. «К истории наших отношений с Черной Горой в начале XIX столетия (Три письма черногорского митрополита Петра I Петровича Негоша)» — «Русская старина», 1908 г., январь, с. 239-242.

«Церковный вестник», 2000 г., № 4

на сербском языке:

«Житиjе Светог Петра Цетиньског» 1995 г.

Михайлович Б. «Митрополит Петар I — Свети» Цетинье, 1973 г.

Михайлович Б. «Историjа Црне Горе» 1975 г.

Вукович Ч. «Петар Први Петрович. Фреске на камену.» Титоград, 1965 г.

Вуксан Д. «Посланице митрополита Црногорског Петра I» Цетинье, 1935 г.

ПЁТР I ПЕТРОВИЧ НЕГОШ — черногорский митрополит и государственный деятель, святой Сербской православной церкви.

Из ди-на-стии Не-го-шей . Сын Мар-ко Пет-ро-ви-ча, бра-та митрополита Чер-но-гор-ско-го Сав-вы. В 12 лет при-нял мо-на-ше-ский чин, в 17 лет стал дья-ко-ном. В 1765-1766 годах обу-чал-ся в Рос-сии. В 1770 году ру-ко-по-ло-жен в ар-хи-ман-д-ри-ты. В 1775 году по-се-тил Санкт-Пе-тер-бург, где ис-пра-ши-вал ма-те-ри-аль-ную по-мощь и ди-пло-ма-тическую под-держ-ку у Ека-те-ри-ны II . В 1779 году в со-ста-ве чер-но-горской де-ле-га-ции был при-нят Ма-ри-ей Те-ре-зи-ей в Ве-не. Пос-ле смер-ти митрополита Сав-вы в 1782-1784 годах ос-па-ри-вал власть его пре-ем-ни-ка, ар-химандрита Ар-се-ния (Пла-ме-на-ца). В 1784 году на об-ще-чер-но-гор-ском со-б-ра-нии ста-рей-шин ут-верж-дён пра-ви-те-лем Чер-но-го-рии. В ок-тяб-ре то-го же го-да ру-ко-по-ло-жен в сан ми-тро-по-ли-та Чер-но-гор-ско-го, Скен-де-рий-ско-го и При-мор-ско-го в Срем-ски-Кар-лов-цах (Австрийская мо-нархия).

Дея-тель-ность Петра I Петровича Негоша бы-ла на-прав-ле-на на ук-ре-п-ле-ние чер-но-горской го-су-дар-ст-вен-но-сти и рас-ши-ре-ние гра-ниц стра-ны. В 1780-1790-х годах кон-флик-то-вал со ска-дар-ским ви-зи-рем Мах-муд-па-шой Бу-шат-ли (в 1785 году турецкие вой-ска под его ру-ко-во-д-ством со-жгли Це-тин-ский монастырь). В 1796 году одер-жал по-бе-ды над турецкой ар-ми-ей под Мар-ти-но-ви-ча-ми и Кру-са-ми. Ак-тив-но бо-рол-ся про-тив пле-мен-но-го се-па-ра-тиз-ма, пре-пят-ст-во-вав-ше-го объ-е-ди-не-нию Чер-но-го-рии; стре-мил-ся ли-к-ви-ди-ро-вать обы-чай кров-ной мес-ти и вве-сти ре-гу-ляр-ное на-ло-го-об-ло-же-ние. До-бил-ся при-ня-тия пер-во-го сво-да за-ко-нов Чер-но-го-рии — «За-кон-ни-ка Чер-но-гор-ско-го и Брдско-го» («За-кон-ник» от 18 октября 1798 года; в 1803 году до-пол-нен но-вы-ми стать-я-ми) и со-зда-ния пер-во-го су-деб-но-го ор-га-на — Пра-ви-тель-ст-ва су-да Чер-но-гор-ско-го и Брдско-го (1798 год; вы-пол-нял так-же административные функ-ции), из-вест-но-го как «Ку-лук». Пы-тал-ся соз-дать сре-ди чер-но-горских пле-мён сис-те-му ор-га-нов ме-ст-но-го са-мо-управ-ле-ния и су-дов, од-на-ко по-тер-пел в этом не-уда-чу. В 1798 году до-бил-ся от российского императора Пав-ла I ус-та-нов-ле-ния еже-год-ной суб-си-дии Чер-но-го-рии в раз-ме-ре 1 тысячи це-хи-нов (около 3 тысяч рублей), став-шей важ-ней-шей ча-стью государственных до-хо-дов. Стре-мил-ся при-сое-ди-нить к Чер-но-го-рии Ко-тор-скую бух-ту и обес-пе-чить ей вы-ход к мо-рю. В 1797 году на-толк-нул-ся на со-про-тив-ле-ние Ав-ст-рии, в 1805 году — Фран-ции.

Во вре-мя На-по-ле-о-нов-ских войн ак-тив-но бо-рол-ся про-тив французской ок-ку-па-ции по-бе-ре-жья Ко-тор-ской бух-ты, в том числе со-вме-ст-но с российскими экс-пе-диционными вой-ска-ми. В 1806 и 1813 годах ов-ла-де-вал Ко-тор-ской бух-той. По ре-зуль-та-там скуп-щи-ны в Доб-ро-те (29 октября 1813 года) до-бил-ся её при-со-еди-не-ния к Чер-но-го-рии, од-на-ко по ре-ше-нию Вен-ско-го кон-грес-са 1814-1815 годов тер-ри-то-рия вновь ото-шла к Ав-ст-рии. Вы-сту-пал сто-рон-ни-ком вос-соз-да-ния еди-но-го Сербского государства, в со-став ко-то-ро-го во-шла бы и Чер-но-го-рия. В 1806 году в пись-ме российскому императору Алек-сан-д-ру I из-ло-жил про-ект соз-да-ния Славянско-сербского государства с цен-тром в Дуб-ров-ни-ке под по-кро-ви-тель-ст-вом Рос-сии. Во вре-мя Пер-во-го серб-ско-го вос-ста-ния 1804-1813 годов под-дер-жи-вал кон-так-ты с Ка-ра-ге-ор-ги-ем, в пе-ри-од русско-турецкой вой-ны 1806-1812 годов (смотри Рус-ско-ту-рец-кие вой-ны) пы-тал-ся ор-га-ни-зо-вать с ним со-вме-ст-ные дей-ст-вия в Но-во-па-зар-ском санд-жа-ке. В 1820 году на-нёс по-ра-же-ние ка-ра-тель-ной экс-пе-ди-ции в Чер-но-го-рию под руководством бос-ний-ско-го ви-зи-ря.

Пётр I Петрович Негош — ав-тор ря-да по-этических и про-за-ических про-из-ве-де-ний, в том числе «По-уче-ния в сти-хах» (опубликованы в 1864 году), а так-же ру-ко-пис-ной хро-ни-ки «Крат-кая ис-то-рия Чер-но-го-рии» (в по-сле-дую-щем ис-поль-зо-ва-лась чер-но-горским ис-то-ри-ком Д. Ми-ла-ко-ви-чем). При-чис-лен к ли-ку свя-тых в 1834 году под име-нем Пет-ра Це-тин-ско-го. День па-мя-ти — 18(31) ок-тяб-ря.

Сочинения : Пис-ма и дру-ги до-ку-мен-ти. Ти-то-град, 1987-1988. Књ. 1-2.

Страница 4 из 4

В 1817 г. наступил страшный голод, продолжавшийся несколько лет. Часть черногорцев, спасаясь от голода, поступила на австрийскую военную службу; многие пытались самостоятельно переселиться в Россию. В 1822 г. голод повторился вновь. Несмотря на тяжелые испытания, Петр продолжал собирание сербских земель. В 1820 г. к Черногории был присоединен освободившийся от турецкого ига район реки Морача с Морачским Успенским монастырем. Взошедший в 1825 г. на русский престол император Николай I повелел выдать задержанную с 1914 г. субсидию Черногории за все годы. Эта помощь из России помогла черногорцам пережить голодный 1830 г. – последний год земной жизни владыки. Вечером 17 октября 1830 г. святитель Петр I продиктовал свое завещание черногорцам. В нем он назначил своим преемником племянника Радивоя (Раде) – будущего великого черногорского поэта Петра II Негоша. На следующий день, 18 октября, св. Петр тихо отошел к Богу без болей и смертных мук, окруженный старейшинами черногорских племен, которым он давал последние наставления. Над его гробом на Вельем гумну перед монастырем старейшины поклялись жить в единстве и подчиняться его преемнику. Святитель был похоронен в Цетинской монастырской церкви. Ровно через 4 года – 18 октября 1834 г. – по повелению владыки Петра II был отворен гроб святителя и открыты его нетленные мощи. Тогда же он был причислен к лику святых, а его мощи положены в открытом ковчеге в церкви Цетинского монастыря. Во имя святителя стали воздвигаться храмы. Одной из первых стала церковь на вершине Ловчена, построенная в 1844 г. владыкой Петром II, в которой он завещал себя похоронить. Эта церковь, обновлённая в 1920-х гг. по проекту русского архитектора Краснова, была разрушена коммунистами в июле 1972 г., и вместо неё был сооружён языческий мавзолей. С этим кощунством верующие связывают последовавшее вскоре катастрофическое землетрясение 1979 г., эпицентр которого находился в Черногории. Святитель вскоре прославился как чудотворец. Рассказывают, что однажды арнауты, собравшись в большом количестве, напали на черногорское село Салковину, где было очень мало защитников. В решающий момент сражения, когда арнауты кинулись на черногорцев всеми силами, и последним грозила неминуемая гибель, впереди черногорцев появился всадник на белом коне. Один из албанцев подскочил к нему и дважды выстрелил в него, но всадник остался невредим, а из него ударило зеленое пламя, от которого арнаут побежал, крикнув своим: «Напрасно биться, когда перед черногорцами св. Петр». За ним бежали и остальные нападавшие. После этого события, когда переменяли одежды на святом, башмаки его оказались полны песку. 17 октября 1888 г., накануне дня св. Петра, у села Борки Харьковской губернии произошло крушение царского поезда, следовавшего из Ялты в Москву. Царская семья чудом осталась в живых. Черногорцы, узнав об этом, объяснили спасение благоволившего к ним императора Александра III заступничеством святителя. Указом Черногорского митрополита Митрофана (Бана) по всей Черногории было установлено в день св. Петра Цетинского ежегодное празднование чудесного спасения царской семьи. На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви, состоявшемся 19–20 апреля 2000 г., было установлено празднование Собора Санкт-Петербургских и Ладожских святых, в число которых был включен и святитель Петр Цетинский, на том основании что он учился в Санкт-Петербургской духовной семинарии. Мощи св. Петра Цетинского на начало XXI в. покоились в Цетинском монастыре. Память 18 октября и в Соборе Санкт-Петербургских святых.

Святой Петр продолжает ходить в народ и после своей смерти

Когда духовенство на стопах святого сменяло старую обувь у мощей на новую, то всегда в старой обуви находило песок.

Это еще более укрепляло в народе веру, что святой Петр продолжает идти в народ и после своего упокоения и что он непрестанно заботится о Черногории и о всем сербском народе.

Святитель Петр спасает русского царя Александра III

В день памяти святого Петра Цетинского, в 1888 году, в селе Борки Харьковской губернии случилась страшная железнодорожная катастрофа царского поезда, в котором находился русский царь Александр III со своей Семьей.

Хотя царский поезд был мгновенно полностью искорежен и сошел с рельсов, никто из членов Царской Семьи не пострадал, что было всеми признано настоящим чудом. Когда в Черногории, которая искони имела великую любовь к православной России, узнали о чудесном спасении Царской Семьи заступничеством святого Петра Цетинского, то указом тогдашнего Черногорского митрополита Митрофана (Бана) было установлено ежегодно в день памяти святого Петра Цетинского праздновать и чудесное спасение русской Царской Семьи.

Исцеление жительницы Белграда Светланы Милованович

Светлана Миланович из Белграда психически заболела в 1993 году. В это время она имела множество демонских галлюцинаций и пять раз пыталась покончить жизнь самоубийством. Сумасшествие развилось до такой степени, что Светлана разбила свои очки и проглотила стекло. Врачи едва спасли ее жизнь, и Светлана в том же 1993 году попала в психиатрическую больницу, где ее долго и безуспешно лечили, о чем свидетельствует история ее болезни.

После безуспешного лечения ее выписали из больницы, но Бог не оставил ее. В августе 1994 года Светлана с группой паломников выехала из Белграда для посещения монастырей Черногории. Как и обычно в таком паломничестве, ее первым делом привезли к мощам святого Василия Острожского. Когда над ней перед мощами святого Василия Острожского были прочитаны молитвы об исцелении, боль прекратилась.

Когда же группа паломников позднее приехала в Цетинский монастырь, то тогдашний наместник обители иеромонах Иоанникий (ныне владыка Будимлянско-Никшичский) прочитал молитвы над несчастной женщиной. Светлана после молитвы захотела лечь под кивот святого Петра Цетинского (в то время в кивоте почивали и десница святого Иоанна Крестителя и частица Честного Креста), что ей и было разрешено.

По словам самой Светланы, она усердно молилась святому Петру и святому Иоанну и через короткое время почувствовала, что некая сила как будто прилепила ее к полу, пока сквозь все ее тело струилась великая теплота. Когда через краткое время она встала из-под кивота святого Петра Цетинского, то почувствовала, что выздоровела. С тех пор до настоящего времени Светлана Миланович больше не имела психических расстройств, стала здоровой и спокойно, с молитвой проводит свою пенсионную жизнь, очень часто посещая богослужения.

Чудесное исцеление Светланы Луганской из России

Светлана Луганская из Москвы, переводчик с сербского языка, приехала в Цетинский монастырь на продолжительный срок в 2001 году. Перед этим она много лет страдала от тяжелейшей аллергии на пыль, дым от сигарет и городской смог. Эти страдания были очень тяжелы, ибо во время болезни часто возникали приступы удушья и каждая ночь грозила превратиться в мучение вместо отдыха.

Приехав в монастырь, эта русская паломница часто прикладывалась к мощам святого Петра Цетинского — хотя без молитвы об исцелении, но зато с огромной любовью к святому и желанием как можно дольше пробыть у кивота с его честными мощами. С тех пор Светлана Луганская больше не страдает от приступов аллергии и обязательно раз в год посещает Цетинский монастырь, а ее дом в Москве и рабочий кабинет украшены иконой святого Петра Цетинского.