Home Для дома - для семьи Политолог валерий соловей кто такой. Политолог Валерий Соловей: мы перед очень серьезными политическими переменами

Политолог валерий соловей кто такой. Политолог Валерий Соловей: мы перед очень серьезными политическими переменами

by admin

«Путин вполне может отказаться от следующего срока»

Нельзя исключать, что Владимир Путин в конце концов решит избежать нового выдвижения на президентство. Одно дело — руководить страной на подъеме, а другое — при нисходящем тренде и неясных перспективах Наиль Фаттахов/сайт

Новости последних дней: Роснефть закупает рюмки, чайные ложки и икорницы по цене в десятки тысяч рублей каждая — при этом, по прогнозам правительства, за следующие 20 лет средняя зарплата по стране вырастет лишь наполовину, а доли образования и здравоохранения в ВВП сократятся. На парламентских слушаниях по молодежной политике руководитель ВЦИОМ Валерий Федоров заверил депутатов, что у нас нет «революционно настроенной значимой группы молодежи, которая требует перемен здесь и сейчас» — при этом численность Росгвардии с ее основания выросла вдвое. Наш регулярный собеседник, известный политолог Валерий Соловей убежден, что власть действительно всерьез опасается консолидации протеста, но поменять себя не в состоянии, чем лишь приближает свой конец.

«Элитные группировки очень боятся даже подумать о заговоре»

— Валерий Дмитриевич, недавно Жириновский сообщил, что, возможно, вместо Путина на президентские выборы пойдет его ставленник. Сам Путин довольно привычно для себя сказал, что еще не время говорить об участии в выборах. Как вы трактуете эти заявления?

— Это психологический почерк Путина: он не спешит обнародовать важные решения, оттягивая их до последнего. Я не исключаю, что ему доставляет удовольствие наблюдать, как кто-то из его окружения бегает и суетится, пытаясь примерить на себя лавры преемника.

— Несколько фактов, опубликованных за последние месяцы. По данным ФБК «повар Путина» Пригожин освоил на контрактах с Минобороны 180 млрд рублей. В 2016 году на вознаграждение топ-менеджерам Роснефти пошло 3,7 млрд рублей, при том что долги компании достигли исторического максимума. А МВД — спецсамолет с рабочим кабинетом и двуспальной кроватью за 1,7 млрд рублей. Ну и самый веский пример: на московской реновации застройщики планируют «освоить» 3,5 трлн рублей. И все это тогда, как, по сведениям, озвученным в Госдуме, в стране уже 23 млн бедняков. Как вы считаете, Путин способен умерить аппетиты выстроенной им самим Системы? Будет ли он это делать, если переизберется президентом?

— Я считаю, что Путин вполне может отказаться от следующего срока. Ответ на это кроется в вашем же вопросе. Одно дело быть президентом страны, которая благодаря высоким ценам на нефть процветает, а ее население богатеет. И даже если этому населению не очень нравятся президент, «закручивание гаек» и ограничение политических свобод, то оно все равно не выходит на улицы и сильно не возмущается. Другое дело быть президентом при нисходящем экономическом тренде, в ситуации долговременного кризиса при растущем озлоблении населения и мрачных социальных перспективах.

Добавлю, что в России доходы населения фактически заморожены. И, как вы понимаете, это только усугубит ту ситуацию, которую мы обсуждаем. По имеющимся прогнозам, уровень жизни 2013 года в России удастся восстановить к 2023-2024 годам. То есть, если Путин пойдет на выборы-2018 и будет избран, это случится лишь к концу его нового президентского срока. Так что в любом случае ничего хорошего по объективным причинам ожидать не приходится.

Алексей Филиппов/РИА Новости

Еще одна причина — это усталость населения от одного и того же человека. Без малого 20 лет находиться на вершине власти — это морально-психологически утомляет общество и ведет к «выгоранию» самого политика.

И есть еще один фактор. Он существует, но он нем умалчивают. Назовем его фактором X: Путин несколько раз публично размышлял, что хотел бы отойти от дел, будучи еще в приличной форме.

Газета.Ru: Путин может пойти на президентские выборы в качестве самовыдвиженца

Что касается аппетитов его окружения, то есть вполне академическое понятие «путинская система». Эта система — персоналистская. Таким образом, уход Путина будет означать конец этой системы. То есть все люди, которые за время правления Путина сколотили баснословные капиталы (речь не обо всех топ-менеджерах, а о ядре путинского окружения), могут потерять и свои посты, и свои активы. Это аксиома кризиса персоналистских режимов: когда уходит автор и гарант такого режима, то, соответственно, ключевая группа элиты несет ощутимые потери.

— Значит, стоит ожидать драки за активы?

— Необязательно. Бенефициары путинской системы очень хорошо ощущают, что им необходимо оградить себя гарантиями, которые бы позволили сохранить свои активы. Но нигде в мире это не получалось, и вряд ли Россия станет исключением. В конце концов, любая новая власть, чтобы создать в обществе ощущение справедливости, должна будет кем-то пожертвовать. В таких случаях выбирают тех, кто при прежнем режиме очень уж нажился.

— Возможно, Путин сохраняет исключительный авторитет и влияние благодаря своей внешнеполитической активности и репутации одного из ведущих политиков мира. Как вы оцениваете надежность этого путинского актива: он стабилен, крепнет, ослабляется?Да и кто, вместо Путина, способен сегодня разруливать отношения с США, Европой, Китаем, Ближним Востоком?

— Так было долгое время, но сейчас ситуация меняется к худшему. Хотя Путин остается одним из самых влиятельных мировых лидеров, он одновременно считается и чуть ли не «самым опасным человеком в мире». Такого рода репутация не вызывает желания строить долговременные отношения, а, скорее, стимулирует к противостоянию и изоляции «опасного человека». Посмотрите, как США вместе с Саудовской Аравией и при поддержке Турции выстраивают фактически «ближневосточное НАТО». Разве не понятно, что наша свобода рук в Сирии теперь уменьшится?

И так по всем внешнеполитическим азимутам, включая китайское направление. США и Китай договариваются между собой, а позиция России не выглядит очень уж сильной. С США ни о чем существенном мы не можем договориться из-за фактической травли Трампа в связи с «российским следом» в американских выборах. С Евросоюзом наши отношения стагнируют.

Пресс-служба президента РФ

— Возможен ли в перспективе, в случае нерешительности Путина, который будет разрываться между толстосумами и нищающим народом, реакционерами и демократами, ревнителями «особого пути» и сторонниками открытой России, «вариант ГКЧП», госпереворота? Как вы думаете, что в этом случае скажет армия? Какую роль в Системе и какую позицию по отношению к реакционерам занимает Сергей Шойгу?

— Никакой заговор против Путина невозможен, потому что все российские элитные группировки, даже те, которые относятся к нему настороженно и негативно, очень боятся. Не то, что организовать заговор, а даже подумать о нем. Что касается Шойгу, то не надо преувеличивать значение его личности. Он совсем не столь брутален, как впечатление, которое пытается произвести. К тому же он неприемлем для подавляющего большинства групп элит.

«Локальные протесты могут слиться в общенациональную коалицию против власти»

— По данным Левада-Центра, коррупцию в органах власти считают неприемлемой 90% россиян, а почти 70% возлагают на Путина личную ответственность за нее. Более половины говорят, что устали ждать перемен от Путина, прежде всего в борьбе с коррупцией. Вместе с тем президент подписал «закон Тимченко», продолжает поддерживать дискредитированного Медведева (за отставку которого в той или иной степени высказываются 45% граждан). Если Путин все-таки пойдет на выборы, так ли уж устойчивы его электоральные позиции из-за этих очевидных противоречий между ожиданием избирателей и его действиями?

— Те цифры, которые вы приводите, как раз свидетельствуют о морально-психологической усталости общества. Это естественное положение вещей. В любой стране люди устают от своих правителей, даже если они удачливые и симпатичные. Считается, что приемлемый срок правления страной — это 9-12 лет. После этого неизбежно приходит усталость.

Что касается электоральных позиций Путина, то у него по-прежнему большая поддержка, она выше, чем у любого другого потенциального кандидата. И тем не менее она не столь велика, как нам объявляют социологические опросы.

Дело не в том, что опросы лукавят, а в том, что люди не хотят говорить правду, не хотят высказывать интервьюерам свое истинное мнение. Они элементарно боятся или дают так называемые социально одобряемые ответы. Поэтому я бы оценил поддержку Путина как существенную, но отнюдь не феноменально высокую.

Наиль Фаттахов/сайт

— Вы утверждаете, что с митингов 26 марта начался новый политический период. Однако, если все-таки брать в расчет данные соцопросов, пока нет сомнений в том, что, пойди Путин на президентские выборы, он их выиграет: по данным Левада-Центра на начало мая, за Путина готовы проголосовать 48%, за Навального только 1% при 42% неопределившихся. Чем же отличается наступивший политический период от предыдущего? Какие факты говорят об отличиях?

— Я предполагаю, что осенью протест обострится, и это обострение окажется долговременным. Соответственно, выборы президента, независимо от того, пойдет на них Путин или нет, могут проходить в атмосфере политического кризиса, что повлияет не только на ход выборов, но и на их исход. Не стоит также забывать, что выборы — это лишь часть политического процесса и что кроме них существуют иные способы решения политических кризисов и прихода к власти. Я расцениваю то, что происходит в России, как начальную фазу политического кризиса. Он продлится пару-тройку лет и может привести к самым серьезным политическим переменам в стране.

— Забастовка дальнобойщиков и митинги 26 марта по всей стране, митинг против реновации в Москве отличались таким новшеством, как лозунги об отставке не только правительства, но и президента. С другой стороны, опросы того же Левада-Центра показывают: хотя около половины опрошенных считают, что гражданин вправе защищать свои интересы даже вопреки интересам государства — а почти 40% поддерживают митинги против коррупции, — лично «проявить активность» готовы меньше 20%. Вы уверены, что протестные акции могут стать перед президентскими выборами более широкими, массовыми и политическими?

— Речь идет о локальных процессах, как, допустим, в Екатеринбурге — конфликт вокруг строительства Храма-на-воде, в Питере — с Исаакием, в Москве — с реновацией. Все эти протесты имеют хоть и неполитическую природу, но проецируются в политику. Могу точно сказать, что Кремль очень опасается политизации этих протестов из-за того, что их участники все чаще выдвигают политические лозунги, а значит, эти локальные протесты могут слиться в общенациональный протест и возникнет коалиция против власти.

Я полагаю, что страхи Кремля имеют под собой основания. Мне кажется, осенью протест может перерасти в нечто более масштабное и менее контролируемое.

— Видно, что на сегодняшний день власть старается «не играть с огнем», действует в отношении оппозиции, соблюдая баланс, на грани, но не переступая ее. Но как скорее всего будут реагировать власти, если протест усилится? Так же — точечно арестовывая активистов типа Вячеслава Мальцева и Дмитрия Демушкина, повышая контроль за соцсетями и СМИ? Или возможен радикальный «вариант Эрдогана»?

— Россия — страна, где это можно попробовать. Но как только вы это попробуете, то поймете, что у ржавых гаек сорвана резьба, и вся конструкция начнет сыпаться. В России сейчас очень опасно прибегать к избыточному давлению. Поскольку реакция общества может оказаться непредсказуемой, например оно окажет сильное сопротивление. И, кажется, власть это ощущает.

И еще нужно учитывать, что власть не может быть уверена в лояльности полиции и Росгвардии. Полиция — это такие же граждане, как и мы, переживающие те же самые социальные и материальные проблемы, трудности и лишения. Обратите внимание: чем недавно озаботилась омбудсмен по правам человека? Повышением зарплат полицейским!

Есть ощущение, что полиция скрыто нелояльна. Насколько известно, по итогам 26 марта московским полицейским был устроен «разбор полетов», где один из руководителей московской полиции кричал на своих подчиненных, обвиняя их в том, что они отлынивали и не хотели работать. Это не значит, что полиция открыто выступит против власти. Для России излюбленный способ протеста -саботаж. А если полиция начнет саботировать приказы, то это очень опасно для системы.

Владимир Федоренко/РИА Новости

— Но с другой стороны, полицейские задерживали участников митингов 26 марта, применяя насилие, задержанные жаловались на угрозы. В Биробиджане Росгвардия атаковала рабочих. После 26 марта полицию поддержали Володин и Федотов (СПЧ), а единороссы в Госдуме даже предложили разрешить ей стрелять по толпе. Приговор Юрию Кулию тоже явный реверанс в сторону полиции. Такое ощущение, что силовиков готовят к «варианту Эрдогана» в случае чего, и они, в общем-то, не прочь.

— Это зависит от региона. Чем дальше вы находитесь от информационных потоков, тем легче вам прибегать к насилию. Это зависит от масштаба. Одно дело, когда вы изолируете несколько десятков человек, другое — когда сталкиваетесь с толпой в 50-70 тысяч, и вдруг она начинает вести себя жестко. Я не говорю «агрессивно», а жестко, например защищать тех, кого полиция выхватывает из толпы и тащит в автозак.

— Матвиенко призвала скорректировать «статью Дадина», проанализировать обоснованность тарифов в системе «Платон» и вообще «не прятать голову под крыло». Лидеры парламентской оппозиции после митингов 26 марта потребовали отпустить школьников и студентов, провести расследование фактов, изложенных в фильме ФБК «Он вам не Димон», и случаев применения силы полицией против митинговавших. Единоросс Ревенко заявил в Госдуме, что нападения, поджоги и обливание зеленкой — не средства политической борьбы, а преступление, попрание Конституции. Насколько влиятельны эти «гуманистические» силы?

— Ни о каком гуманизме речь не идет. Это не более чем проявление здравого смысла, которого российская элита не лишена. Но на политику в целом это не повлияет. Политика будет оставаться прежней, поскольку у нее прежняя группа бенефициаров. Это их способ сохранить свое положение. Они боятся любых перемен и хотят сохранить статус-кво. Есть такое универсальное правило: как только вы начинаете демонстрировать мягкость — это повышает амбиции оппозиции. Поэтому ничего подобного мы не увидим.

— Несмотря на активное применение 282-й статьи против «разжигания ненависти», в нашем обществе все равно назрел очевидный раскол: одни поддерживают Навального, другие называют его сторонников «либерал-фашистами» и «предателями; одни защищают Исаакий от РПЦ — другие ратуют за передачу собора Церкви; в постиндустриальных городах к геям относятся терпимо или равнодушно — из архаичной Чечни их вывозят из-за угрозы преследования, а то и убийства, и так далее. При этом, по данным Росгвардии, у 4,5 млн россиян на руках 7,5 млн единиц оружия. А если это оружие (не только зеленка) пойдет в ход в противостоянии россиян друг с другом или с властями?

— Во-первых, 282-я статья безумна. Такой статьи не должно быть в Уголовном кодексе. Во-вторых, в России, несмотря на высокий уровень невротизации и психопатизации, мы тем не менее друг другу в глотку не вцепляемся. А в-третьих, власть больше всего боится, что возможная агрессия реализуется не друг против друга, а найдет общий вектор и направится против власти.

И самое главное — четвертое: чтобы избавиться от этого напряжения, обществу нужно предложить будущее. Власть сейчас этого сделать не в состоянии. Общество нуждается в социальной и исторической перспективе. А власть ему говорит, во-первых, о прошлом: наши деды одержали победу 9 мая! И это основной источник легитимации власти наряду с Крымом. А во-вторых, она говорит: если вы будете протестовать, то станет, как на Украине. Так вот, апелляции к прошлому и к Украине уже не работают.

Люди хотят иметь будущее, которое власть не в состоянии им предложить. Причем это относится не только к обществу, но и к элите тоже.

У элиты отсутствует понимание целей и задач страны, что вызывает у нее растерянность и дезориентацию.

Пресс-служба президента РФ

— И все-таки гражданская война возможна? Или это преувеличение?

— Это страшилка, которую власть успешно использует в пропагандистских целях. Даже при высокой конфликтности в обществе гражданская война абсолютно исключена. Могут быть какие-то отдельные эксцессы, но не гражданская война. Для нее отсутствуют фундаментальные факторы.

«Мы находимся в таком же положении, что при начале крушения Советского Союза»

— Несколько вопросов к вам как к преподавателю. Отличительной чертой митингов 26 марта было участие школьников и студентов. Достаточно сказать, что 7% задержанных — несовершеннолетние. Недавно томский школьник записал видеообращение к Медведеву с требованиями прямо ответить на обвинения в коррупции и уйти в отставку. А в Калуге старшеклассники провели митинг против коррупции в образовании. Стоит ли позволять несовершеннолетним участвовать в политических акциях, тем более что зачастую они заканчиваются насилием?

— А мы можем помешать несовершеннолетним участвовать в этих акциях? Честно говоря, нет. Я могу судить по своему 15-летнему сыну. Если начать на них давить, то они скорее пойдут на эти протестные акции из чувства протеста против давления. И лично для меня выбор в таком случае исчезнет: как нормальный отец я вынужден буду пойти вместе с сыном. Думаю, многие родители именно такой выбор и сделают.

Важно понимать, что выступление молодежи — это на самом деле отражение тех разговоров, которые они слышат от старших. Это политическая социализация, которую они проходят дома. Только их родители лишь говорят об этом, а дети, ввиду высокой энергетики и обостренного чувства справедливости, выходят на улицы. Этот детский протест связан с изменением массовых настроений. Дети светят отраженным светом родителей. Поэтому нет смысла отделять подростковый протест от общего состояния общества.

Яромир Романов/сайт

— Исследование ВШЭ показывает: хоть 66% студентов называют коррупцию главным бичом страны и не доверяют всей «вертикали власти» — от правительства до местных чиновников и полицейских, за Путина будут голосовать 47%, за Навального только 7%, а в акциях протеста готовы участвовать только 14%. Действительно ли можно говорить о грядущей «революции мальчишей-кибальчишей», с которыми даже непонятно, как бороться?

— Во-первых, Путин даже при вероятной завышенности его рейтинга остается самым популярным политиком России. Во-вторых, Навальный далеко не самый узнаваемый политик России. В-третьих, я сомневаюсь, что студенты в опросах говорят правду. Я предполагаю, что многие из них, как и взрослые, лукавят. А в-четвертых, как я уже говорил, существуют такие способы выхода из кризиса, когда соотношение большинства и меньшинства не имеет значения. Тогда важно уже другое.

Важно, не «за кого вы намерены проголосовать», а «готовы ли вы выйти на площадь в назначенный час».

— Министр образования Васильева высказалась, что надо работать с «протестной» молодежью. Примеры педагогов, распинавших школьников и студентов за симпатии к Навальному, угрожавших им (здесь почему-то особенно отличилась Владимирская область), позиция Минобрнауки, оправдавшего показ фильма о Навальном, где он сравнивался с Гитлером, во Владимирском же госуниверситете — указывают на то, что учителя разучились говорить с учениками, что между ними — ценностная поколенческая пропасть. Как, по вашему преподавательскому мнению, нужно «работать» с молодежью и получится ли у нашей системы образования?

— Я могу точно сказать, что у нынешней системы образования не получается работа с этой молодежью. Все разговоры о политике со стороны учителей бессмысленны, они отторгаются школьниками и ведут к прямо противоположным результатам. Поэтому, я думаю, попытаются прибегнуть к системе административного давления и контроля.

Экономист Владислав Иноземцев о том, когда и как Россия сможет построить демократию

А если уж министру образования и хочется влиять на школьников, то тут надо работать не с детьми, а с родителями, попытаться убедить их, что участие детей в политических процессах угрожает их здоровью и перспективам. В некоторых случаях это может дать результат, но только в некоторых. Лучше бы уж представители системы образования вообще молчали, так хотя бы они не привлекали внимание к происходящему.

— На ваш взгляд, нынешней молодежи вообще интересна политика? Хотят ли они становиться политиками или политическими аналитиками, политологами, политтехнологами? Или это просто юношеский максимализм, за которым не просматривается перспектива профессионального участия в политике?

— Подростковый бунт связан с острым осознанием несправедливости. Дети ощущают, что ни у страны, ни у них персонально нет будущего. И для них это положение нетерпимо. Если, скажем, наше поколение уже адаптировалось к происходящему, предпочитая терпеть и лавировать, то они начинают протестовать. Это означает, что для них политика — скорее ситуативное явление. Они не видят других каналов для реализации своих амбиций и устремлений.

Сайт Алексея Навального

Если появится образ будущего, то политика, как и всегда, останется уделом меньшинства. Это 3-5% от всей молодежи. Сейчас мы видим, что интерес к политике подрос. И пока причины протеста не исчезнут, молодежь будет вовлекаться в политику.

— А конкретно политология, изучение политики интересны молодежи?

— Конечно, есть небольшой процент, которому политология интересна. Но когда вы знакомитесь с тем, как устроена политика в России, то понимаете, что повлиять на нее вы не в состоянии. Вам надо менять рамку политики, а для этого вовсе необязательно иметь политологическое образование. Для этого нужно обладать другими качествами. Поэтому политология обесценена. Если в России фактически отсутствует конкурентная политика, то политология, которая построена на западных политологических принципах и моделях, теряет свое значение. Получается искусство ради искусства, исследование ради исследования, теории ради теорий.

— То есть вы бы не стали советовать своему сыну, племянникам и другим знакомым молодым людям связываться с политологией как, по сути, с малополезной и оторванной от практики дисциплиной?

— Это не путь в практическую политику. Это просто интересное интеллектуальное занятие, не имеющее никакого отношения к реальной политике. И могу сказать, что большинство академических политологов (хотя отнюдь не все) вообще не понимают, что происходит в России. Они даже не в состоянии анализировать актуальную политику, не то что предлагать какие-то советы, консультации, пути решения.

— И последнее, Валерий Дмитриевич. С каким периодом истории можно сравнить момент, в котором мы находимся?

— С 1917 годом сравнивать точно не стоит. Наилучшая аналогия с 1989-1991 годами, когда началось крушение Советского Союза. Общее в тогдашнем и сегодняшнем — дисфункциональность системы. Она перестала удовлетворять запросам большинства. Аппарат управления неэффективен. Политическое оживление может перейти в политический кризис. Экономика во многом схожа с точки зрения зависимости от нефти. Во внешней политике — снова обострение с Западом. Тогда у нас был Афганистан, сейчас — Сирия и Донбасс. Навальный оказался в роли тогдашнего Ельцина: все, что власть делает против него, только оборачивается ему на пользу.

В Великобритании аборт можно будет сделать дома во время карантина
В Нью-Йорке из-за COVID-19 освободили заключенных, в России членов ОНК не пускают в СИЗО

Профессор Соловей регулярно упоминает некое будущее решение Кремля, которое неизбежно приведет к переменам.

Деятельность государственного деятеля и политика всегда судят исходя из его финала. Если финал оказался успешным, то вся его предшествующая деятельность окрашивается в позитивные тона. Если его финал оказался не успешным, не удачным, то и вся его предшествующая деятельность тоже подвергается негативному освещению. У президента Путина финал ещё впереди, хотя его эпоха конечно заканчивается.

» Я полагаю, что в общем его деятельность будет оценена негативно», считает Валерий Соловей, политолог, историк, профессор МГИМО.

В истории России не один руководитель не находился в более благоприятных условиях, чем Владимир Путин. У России не было внешних врагов, отношение Запада несмотря на все коллизии, в общем было благожелательным. Были высокие цены на нефть, что благоприятно сказывалось на бюджете страны. Общество приветствовало Путина, после эпохи Ельцина казалось, что это начало возрождения страны. И первые семь-десять лет действительно Путин оправдывал кредит доверия общества, росла экономика страны и росли доходы населения.

А потом всё стало меняться, когда Владимир Путин с Дмитрием Медведевым задумали и провели рокировочку по обмену постами.

«И люди были оскорблены, они сочли это обманом. Обманом это на самом деле и было», говорит Валерий Соловей.

У людей, в какой бы стране они не жили, всегда наступает психологическая усталость от правителя и эта усталость наступает, если правитель правит долго, более десяти лет. Поэтому, если бы Путин ушёл вовремя, он навсегда бы остался в истории, как величайший правитель, поднявший Россию с колен. А сегодня общество оценивает президента с точки зрения ухудшения своего социального положения. Кризис в стране длится уже шестой год подряд и шестой год подряд снижаются доходы граждан страны. Люди думают своим карманом и тем, как они будут кормить своих детей. Это можно было потерпеть два года, когда президент говорил в 2014 году, что потерпите два года, а дальше всё будет нормально. И люди конечно терпели. Но шесть лет подряд — это чересчур. Колоссальное раздражение в обществе вызывает тот факт, что в любой стране мира не будут держать правительство, которое не может справиться с кризисом.

«А что в России? Президент, переизбравшись, назначает то же самое правительство во главе с тем же самым премьером по фамилии Медведев, которого откровенно в стране презирают. Это же не для кого не секрет. Какие чувства это должно вызвать у наших людей», говорит Валерий Соловей.

А тут ещё возьмите и получите — вот вам пенсионная реформа. Это уже издевательство над народом и здравым смыслом. В России мужчины во многих регионах не доживают до шестидесяти пяти лет. Что же это такое? Рейтинг президента падает все последние годы, не смотря на кратковременное увеличение популярности в связи с возвращением Крыма. У народа уже очень большой негативный опыт в последние годы и в массовом сознании людей фигура Путина будет оцениваться всё более негативно.

«С точки зрения истории, я как историк это говорю, он будет оцениваться как человек, который упустил уникальный исторический шанс обеспечить стремительное развитие России. Который обменял развитие России, рост благосостояния народа на рост благосостояния своих друзей», говорит Валерий Соловей.

В начале двухтысячных годов, когда цены на энергоносители росли, президент упустил возможность провести реформирование экономики. Его либеральное окружение говорила ему: а зачем, смотрите какие цены на нефть и они будут расти. Зачем нам развивать собственную промышленность, мы же всё купим. У нас хватит денег на всё и на воровство тоже. Вот с таким странным убеждением и жил президент и его окружение. Россия ещё долго будет продавать сырьё и от этого никуда деться. Вопрос в в том, как и куда вкладываются вырученные от этого средства, кто ими распоряжается.

» Мы их будем тратить на то, чтобы Ротенберги построили себе роскошные дворцы и яхты купили себе, самые большие в мире. Эти люди ещё 15 лет назад ходили по Питеру в спортивных шароварах и торговали мелким ширпотребом в киосках», говорит Валерий Соловей.

А ведь сколько у нас в стране стариков обездоленных, сколько несчастных людей. В стране собирают всем миром деньги на лечение детей за границей, так как у государства оказывается нет на это средств. Вот на что надо деньги тратить. Если вы говорите, что люди у нас главная ценность, давайте их вложим в то, чтобы жизнь стала хоть немного лучше и проще.

«После выборов введут серьезные ограничения на выезд граждан из страны»

Историк, политический аналитик, публицист Валерий Соловей выпустил в свет новую книгу — «Абсолютное оружие. Основы психологической войны и медиаманипулирования». Почему россияне так легко поддаются пропагандистской обработке и как их «раскодировать»? Как, исходя из этого, будут в ближайшее время развиваться внутриполитические процессы? Каким, скорее всего, окажется исход выборов? Изменятся ли наши связи с внешним миром?.

«В манипуляции сознанием западные демократии, нацисты и Советы шли одним путем»

— Валерий Дмитриевич, читатели интересуются, зачем вы написали еще одну книгу по вопросу, который уже рассмотрен десятками других авторов? Например, в свое время была популярна книга Сергея Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием». Какие ошибки и недоработки вы в ней видите?

— В России нет ни одной достойной книги, которая бы рассказывала о пропаганде и медиаманипуляции. Ни одной — подчеркну! Известная книга Кара-Мурзы стала такой популярной лишь потому, что была первой в России по этой теме. Но по своей методологической основе и содержанию она откровенно бездарна. Далее, моя книга впервые в литературе соединяет когнитивистскую психологию с давно известными сюжетами о методах, приемах и техниках пропаганды. Пока еще в литературе по данной теме такого анализа и обобщения не было. Между тем когнитивистская психология чрезвычайно важна, поскольку объясняет, почему люди податливы пропаганде и почему пропаганда неизбежна. Пока есть человечество, будет существовать и пропаганда. И, наконец, нужно сказать, что я освещал тему пропаганды на актуальных примерах, которые хорошо понятны читателям. В итоге получилась книга, которую даже отметили руководители российской пропагандистской машины. Как мне передали мои знакомые, они про нее сказали: «Единственная стоящая книга на русском языке на эту тему». Правда, еще добавили: «Но лучше бы такая книга не выходила вовсе». Я считаю, что это очень высокая оценка. К тому же первый тираж оказался раскупленным за три недели. Сейчас уже второй выходит. Вот мой ответ, зачем я написал эту книгу.

Валерий Соловей: «Первое, на что обращают внимание — волосы. Если человек лысый — на глаза. Мужчине нужно позаботиться, чтобы у него были хорошие зубы и обувь» из личного архива Валерия Соловья

— Вы как-то сказали, что пришедшая с Запада концепция «Окна Овертона», раскрывающая тайные механизмы расшатывания общественных норм, не более чем псевдотеория. Почему?

— «Окно Овертона» — это пропагандистский миф. А сама эта концепция носит конспирологический характер: мол, есть группа людей, которая планирует рассчитанную на десятилетия стратегию по развращению общества. Никогда и нигде в истории ничего подобного не было и быть не может в силу несовершенства человеческой природы. Я предлагаю человеку, который придерживается концепции «Окна Овертона», спланировать свою жизнь хотя бы на месяц и прожить так, согласно своему плану. Посмотрим, что получится. Любовь к такого рода конспирологии характерна для тех, кто не в состоянии управлять даже собственной жизнью, не говоря уже о том, чтобы вообще чем-нибудь управлять.

— В нашей стране «Окно Овертона» вспоминают, когда указывают на проблемы с нравственностью. Патриарх Кирилл так и сказал: «За гомосексуализмом будет легализована педофилия».

— Все перемены в истории человечества происходят спонтанным образом. Это не значит, что за ними непременно есть какой-то заговор и легализация гомосексуальных браков в некоторых европейских странах непременно приведет к легализации педофилии. К тому же в одном случае речь идет о взрослых людях, которые делают что-то добровольно, а в другом о несовершеннолетних, у которых есть родители, и легализация педофилии возможна только через нарушение прав человека и насилие. Поэтому, да, то, что было антинормой 100-200 лет тому назад, сегодня вдруг становится приемлемым. Но это естественный процесс, не нужно здесь видеть «мохнатую лапу антихриста», который пришел в этот мир, чтобы устроить Армагеддон через гомосексуальные браки или что-то еще.

При этом я хочу сказать, что точно так же, естественным образом, может произойти и реакция. Я совсем не исключаю того, что европейское общество может качнуться обратно к консервативным ценностям. И не потому, что где-то будет действовать группа заговорщиков или агенты Кремля в Европе, а просто общество решит, что хватит, наигрались, нужно подумать и о самосохранении.

«Руководители российской пропагандистской машины сказали: «Единственная стоящая книга на русском языке на эту тему. Но лучше бы она не выходила»»pycode.ru

— Говоря о манипуляциях сознанием в нашей стране, с какого исторического периода можно вести им счет? Со времен большевиков или еще раньше?

— Если говорить вообще о манипуляции — то с того момента, как люди научились говорить. Но если мы говорим о массовой манипуляции — то с того момента, как появились каналы массовой коммуникации. Отправной точкой массового обмана можно считать появление средств массовой информации. Это, естественно, газеты, радио, телевидение. И в этом смысле все более-менее развитые страны шли по одному пути, что западные демократии — США, Великобритания и так далее, что нацистская Германия, что Советская Россия. Пропаганда происходит во всех без исключения странах.

Другое дело — качество пропаганды, изощренность, наличие плюрализма. В тех же США существуют медиахолдинги, принадлежащие различным независимым владельцам. Поэтому разные пропагандистские кампании уравновешивают друг друга и во время избирательных «марафонов» у граждан есть свобода выбора. Ну, или иллюзия свободы выбора. То есть там, где есть плюрализм, пропаганда всегда более тонкая и изощренная.

— В одном из интервью вы говорили, что BBC — одна из самых объективных англоязычных телекомпаний. Вы по-прежнему так считаете?

— Эта компания подтверждает такую репутацию своей многолетней работой. Все телекомпании допускают проколы, все они так или иначе зависимы, но BBC страдает этим меньше всего.

«России удалось создать лучшую пропагандистскую машину»

— А у нас пропаганда более кондовая и тупая?

— Я бы так не сказал. России удалось создать, безусловно, лучшую пропагандистскую машину. Но она ориентирована исключительно на собственное население, поскольку пропаганда вовне оказалась не очень успешной. По крайней мере, в европейском ареале. Нашей пропагандой занимаются очень профессиональные люди. Эти люди, в частности, извлекли урок из информационного провала лета 2008 года. Помните войну за Южную Осетию, которую Россия выиграла в военном отношении, но, по всеобщему мнению, проиграла информационно и пропагандистски? Начиная с 2014 года мы увидели, что ошибок пропаганды 2008 года уже нет.

Но надо понимать, что у любой пропаганды есть свои пределы. Российская пропаганда уперлась в свои пределы на рубеже 2015-16 годов. И мы с вами будем постепенно наблюдать ее угасание. Или, как сегодня часто говорят, холодильник постепенно начнет побеждать телевизор. Я думаю, что на рубеже 2016-17 годов ее сила довольно серьезно ослабнет.

— Сегодняшняя старательная реанимация культа Сталина, например, навевает сомнения…

— С этим не нужно бороться. Это разрушится само по себе, как только режим ослабнет. Сталин в нынешних реалиях — это не более чем пропагандистский символ, который не имеет под собой никакого реального содержания и материализующей силы. Те, кто у нас призывают вернуть Сталина, считают, что он должен вернуться только для их соседей, но не для них самих. Когда же речь идет о шкурных интересах, никто из этих крикунов-сталинистов ничем не готов жертвовать. Так что культ Сталина — это фикция. Просто власть эксплуатирует эпоху Сталина, чтобы легитимировать некоторые свои мероприятия репрессивного характера. Но не более. Есть правило сложных социальных систем. Оно говорит, что возврат в прошлое, кто бы этого ни хотел, невозможен.

РИА Новости/Евгений Биятов

— Но к Сталину, как заколдованные, с цветами идут «и стар, и млад». Можете рассказать о методах раскодировки личного и общественного сознания?

— Включайте здравый смысл, судите о людях по их делам, больше читайте, телевизор либо вообще не смотрите, либо не более 20 минут в сутки. Если вас будут призывать голосовать за партию, которая что-то обещала 5-10 лет назад и к нынешнему сроку так ничего и не сделала, ни в коем случае за нее не голосуйте. Дела говорят сами за себя.

— А потом, в будущем, нужно люстрировать сотрудников пропагандистских СМИ? То, что они совершают, — преступления? Они обязаны понести ответственность?

— Известно, что Нюрнбергский процесс приравнивал пропаганду к преступлению против человечности. Поэтому в каком-то смысле на этот вопрос можно ответить утвердительно. Что касается люстрации, то я ее не исключаю, но кого это коснется, еще рано говорить.

«Массы выйдут, но к гражданской войне и распаду государства это не приведет»

— В этом году впервые за долгое время выборы половины Госдумы пройдут в одномандатных округах. Можно ожидать, что предвыборная агитация станет разнообразнее, а в Думу придут новые лица, оживят ее, сделают «местом для дискуссий»?

— Несмотря на то, что вернули одномандатные округа, считаю, что все равно наиболее опасных для сохранности режима к выборам просто не допустят. Еще на стадии регистрации кандидаты проходят через «сито», которое позволяет отсеять нелояльных режиму. И даже если кого-то из нежелательных допустят до выборов, они испытают на себе тяжелейший прессинг и вообще пожалеют, что пошли. На выборах создадут впечатление конкуренции, но не саму конкуренцию, послание у всех будет одно, просто стилистика разная. Поэтому сама Дума в целом сохранит декоративный характер.

РИА Новости/Александр Уткин

— Видите ли вы в стране в принципе какую-либо реальную оппозицию режиму, способную повести за собой народ?

— В России есть та оппозиция, которой режим позволяет существовать. Потому что любая реальная оппозиция им уничтожается в прямом и переносном смысле. Но даже слабой оппозиции режим боится.

— В таком случае, задает вопрос читатель, как вы, специалист по медиаманипулированию, оцениваете шансы путинского руководства оформить и легитимировать в глазах населения превращение России в полузакрытую, антидемократическую автократию по типу стран Центральной Азии?

— Действительно, сегодня властвующая группировка в России озабочена вопросом, как бы сохранить свое господство до 2035-40 годов. По крайней мере, мне приходилось слышать рассуждения на сей счет от людей, близких к так называемой «элите». Но я полагаю, что уже в ближайшие пару лет мы увидим лимит возможностей этого режима. Согласен, его представители будут пытаться легитимировать свою власть. Но, так или иначе, возможности для этого у них скоро закончатся.

— А как насчет «физических» мероприятий, например закрытия границ?

— После выборов в Госдуму в этом году наверняка будут введены серьезные ограничения на выезд граждан России из страны.

— Вы имеете в виду закон о выездных визах?

— Нет, это вряд ли. Будут даны негласные рекомендации чиновникам всех уровней и их семьям не покидать территорию страны. А если так серьезно ущемят чиновников, они не потерпят, чтобы в стране какая-то часть общества оставалась свободной. В России, если вводится крепостное право, это касается всех сословий. Это историческая традиция. По моим данным, будет введен туристический налог, который для очень многих категорий граждан отсечет возможность выезжать за границу.

fastpic.ru

— Не станет ли это фактором, который, наоборот, приблизит крах режима? Ведь этот шаг затронет не только «креаклов», но и обывателей, которые раньше позволяли себе за относительно небольшие деньги отдыхать в приличных отелях Турции, Египта, Греции, Туниса и так далее.

— Вы правы, режимы рушатся не из-за подрыва оппозицией и внешними врагами. Они рушатся в силу глупости управляющих. И рано или поздно эти глупости начинают приобретать злокачественный характер. Если посмотреть на историю падших режимов, то возникает впечатление, что те, кто ими управлял, как будто намеренно вели дело к крушению. А вообще, касательно любых политических процессов в России есть аксиома, что динамика масс непредсказуема. И вы никогда не сможете наперед знать, какие, вроде бы незначительные, вещи могут привести к серьезным политическим сдвигам.

— Тут уместен еще один читательский вопрос: «Какой сценарий наиболее возможен в России? Первый — президентом становится Шойгу (или другой консерватор), происходит ужесточение карательно-охранительных мер, то есть переход к СССР №2. Второй — «ливийский сценарий». Третий — сценарий «революции роз». Четвертый — мирная эволюция к европейской демократии. Или же пятый — распад РФ на множество мелких государств как следствие нынешней колониальной псевдофедеративной системы?»

— Чего я точно не жду, так это распада России. Когда мне такое говорят, то я четко понимаю, что это чистой воды торговля страхом. Я полагаю, что Россия стоит перед очень серьезными политическими переменами. Они произойдут не в столь отдаленной среднесрочной перспективе и изменят наш политический ландшафт до неузнаваемости. Эти перемены будут носить преимущественно мирный характер. А дальше мы будем двигаться не очень понятно куда. Это будет зависеть от исхода перемен.

— В начале 1990-х массы тоже довольно мирно вышли на улицу и заявили: «Так больше жить нельзя».

— Да, они выйдут. И не по политическим мотивам, а по социально-экономическим. Думаю, что это весьма вероятно прежде всего в крупных городах. Но ни к гражданской войне, ни к распаду государства это не приведет. Я в это не верю.

РИА Новости/Алексей Даничев

— Но, когда протест носит мирный характер, его легко подавить. Не зря человек задает вам вопрос про Шойгу и ужесточение карательно-охранительных мер.

— Власть все время движется в этом направлении, но не стоит преувеличивать лояльность репрессивного аппарата. Она совсем не такая, как может показаться. В критической ситуации они просто могут не выполнять приказ и отстраниться.

— Не распад страны, но отпад некоторых регионов, например северокавказских, — такое возможно?

— Я не думаю, что эти республики хотят покидать Россию. На самом деле им в ней хорошо. Куда им деваться? Без нее они вообще не выживут. Поэтому будут торговаться, пытаясь навязать свои условия. Но в результате политических изменений, думаю, политика Москвы к этим республикам станет более взвешенной и осмысленной. Лично я не считаю, что платить огромные деньги за политическую лояльность — это правильно. Это развращает. Да и уже развратило.

«Наши политики используют неоевразийство и религию, пока им выгодно»

— А вменяемые националистические, точнее национал-демократические силы после украинских событий у нас еще остались?

— Что касается организованного национализма, то он влачит жалкое существование. Ему не позволяют голову поднять, многие лидеры, как Белов, сидят за решеткой. Другие, как Демушкин, понимают, что стоит им проявить активность, так отправятся вслед за Беловым. Но что касается национализма вообще как некоего общественного настроения, то он, безусловно, существует. И эти настроения скоро будут политически востребованы.

— Собираетесь ли вы возрождать вашу национал-демократическую партию «Новая сила», когда наступят более благоприятные для публичной политики времена?

— Она заморожена в связи с тем, что нам угрожали репрессиями. Но вообще я считаю, что и сегодня, и в будущем партийный формат бесперспективен. Думаю, что будут востребованы другие форматы.

РИА Новости/Юрий Иванов

— Каковы перспективы прихода к власти членов «Комитета 25 января» Игоря Стрелкова и других «новороссовцев»?

— В этой организации есть разные люди: и националисты, и советские «имперцы», и православные монархисты. Я не вижу, что у этой организации есть какие-то перспективы. Но у некоторых, отдельных ее лидеров, — есть. И не исключаю, что 2-3 человека из них смогут сыграть свою роль в тех грядущих политических изменениях, о которых мы говорили выше.

— А вообще, есть ли у русских шанс самоорганизоваться по примеру Израиля или Японии, то есть создать национальное государство? Это вопрос от одного из наших читателей.

— Такой шанс, конечно, есть, поскольку русские ощущают себя единым народом. Именно русскими, а не россиянами. Так что Россия на самом деле по факту является национальным государством, осталось только оформить надстройку — законы — в соответствии с этой реальностью и изменить политику, чтобы она совпадала с интересами национального большинства.

— Считаете, в наши дни у русских есть национальное самосознание?

— Да, оно есть, оно проявляется в быту. Просто русские побаиваются об этом говорить вслух. По крайней мере, две трети русских ощущают свое национальное сознание. Только не стоит путать реальных русских и «литературных» — национальные костюмы, кухню, инструменты, еще что-то. Это просто лубок. Национальное государство — это современное государство, а не архаизм.

«Политика Москвы к этим республикам станет более взвешенной. Платить огромные деньги за политическую лояльность — неправильно» РИА Новости/Саид Царнаев

— Нынешние «русские националисты» в подавляющей массе своей — православные активисты и убеждены, что русское национальное государство обязано стоять на фундаменте православия, без него никак. Лично мне такой формат национального государства неприятен. Уж лучше многонациональное и космополитичное общество, но зато светское и со свободой мировоззренческого, в том числе религиозного, выбора.

— Ваша реплика уместна. Но, во-первых, если бояться, то лучше вообще ничего не делать, даже из дома не выходить. Всегда есть риск, когда что-то делаешь. А, во-вторых, результаты этого процесса будут зависеть от тех, кто находится во главе него. Потому что существует общая социологическая закономерность: те, кто внизу, копируют тех, кто наверху. И если элита поставит себе четкие цели, понятные и выгодные национальному большинству, ничего страшного не произойдет.

Допустим, вы говорите: мы хотим обеспечить национальное большинство доступным жильем, чтобы переломить демографическую ситуацию. Низы отвечают: «Здорово! Хотим!» Вот это и есть национальное государство. Но если же кто-то вместо четких и понятных целей использует мифы типа «сталинизма» и говорит, что именно в нем сконцентрирован исконно русский характер и стиль поведения власть имущих, то это уже никакое ни национальное государство. Это совсем другое.

— А «неоевразийство», которое главенствует в официозной идеологии правящей группировки, — это серьезно? Как считаете — они в него действительно верят или используют, как тот же пресловутый «сталинизм»?

— Верить или не верить — такой вопрос в политике не стоит. Они считают это для себя удобным. Это дает некое идеологическое обоснование того, что они делают. Они его используют до тех пор, пока им выгодно. И религию, кстати, тоже. И если вдруг флюгер настроений в обществе качнется в другую сторону, они станут русскими националистами или даже мусульманами. Поэтому не стоит сильно заострять внимание на этом вопросе.

«Россия не прилагала усилий, чтобы сохранить Украину в орбите своего влияния»

— Раз мы упомянули о неоевразийстве, закончим наш разговор серией вопросов про Украину: она, пожалуй, главная жертва идеологии «неоевразийства», или «русского мира».

Один наш читатель напоминает, что Бжезинскому приписывается высказывание: «Без Украины Россия перестает быть империей, с Украиной же Россия автоматически превращается в империю». То есть хочется узнать ваше мнение: просматривается ли в разрыве отношений России и Украины «мохнатая лапа американского империализма»?

— Я считаю, что разделение России и Украины было естественным процессом. Он начался не два года назад, а еще в начале 1990-х. И уже тогда многие аналитики говорили, что Украина неизбежно будет дрейфовать в сторону Запада. Тем более что Россия и не прилагала особых усилий, чтобы сохранить Украину в орбите своего влияния. Или, по крайне мере, прилагала не те усилия, которые были бы эффективны. Я имею в виду не поставку газа по сниженным ценам, а культурно-интеллектуальные рычаги влияния. Они не использовались, и на это всем было плевать. Так что, повторю, это вполне себе естественный процесс.

А после присоединения Крыма к России, войны на Донбассе точка невозврата пройдена. Теперь уже Украина точно никогда не будет с Россией братским государством. При этом я не думаю, что и Запад примет Украину. Скорее всего, она будет влачить бедное существование. Но это не значит, что она придет на поклон в Москву. Антимосковские и антироссийские настроения отныне будут краеугольным камнем для формирования национального самосознания украинцев. Здесь вопрос можно закрыть.

РИА Новости/Андрей Стенин

— Значит, России уже никогда не быть империей?

— Ну, это было понятно даже в 1990-е, а не только в связи с геополитическими взглядами Бжезинского. А сейчас мы оказались в точке постсоветского существования. Вернее, мы там застряли и никуда не развиваемся. Правда, эта инерция себя уже исчерпала. Поэтому политические изменения неизбежны.

— Есть ли в будущем возможность компромиссно решить «крымский вопрос», чтобы избавиться от санкций?

— Я думаю, что есть шанс заморозить эту проблему и обеспечить де-факто признание Крыма. Что касается крымских татар, то их не очень много. И им можно предложить такую формулу, исходя из которой они бы поняли, что лучше жить в мире. Если они поймут, что другой альтернативы для них нет, то они замирятся. Этого вполне достаточно. Де-юре признание Крыма российской территорией зависит от позиции Украины. Если говорить о санкциях против России, то есть те, которые введены за Крым, а есть — которые за Донбасс. И это разные санкции. И санкции за Крым далеко не самые чувствительные.

— Что, по вашему мнению, ждет Украину в целом и Донбасс — в частности?

— Судьба Украины зависит от качества ее элиты. Если там появится элита, способная вывести страну на новые рельсы развития, то у нее все будет неплохо. Я не думаю, что она распадется или станет федерацией. Но, так или иначе, будет оставаться «больным человеком Европы».

Судьба Донбасса ужасна. При любой ситуации он обречен быть некой «черной дырой» на геополитической карте. Скорее всего, он окажется замиренной территорией, но де-факто ни в составе Украины, ни в составе России. Это будет регион, где будут царить преступность, коррупция, экономический упадок — некое европейское Сомали. Что-то там модернизировать нет никакого смысла, потому что Донбасс никому особо не нужен. Для Украины и для России — это камень на ногах. Но люди ко всему привыкают. У меня есть знакомые и родня, которые там живут, уже адаптировались к такому стилю жизни и уезжать оттуда не хотят.

РИА Новости/Дэн Леви

Справка

Валерий Соловей родился в 1960 году. После окончания исторического факультета МГУ работал в Академии наук, «Горбачев-Фонде». Прошел стажировку в Лондонской школе экономики и политических наук. Доктор исторических наук (тема диссертации — «”Русский вопрос” и его влияние на внутреннюю и внешнюю политику России»). В настоящее время — профессор МГИМО, заведующий кафедрой связей с общественностью, автор курса лекций по манипуляции общественным сознанием.

Политолог, профессор МГИМО Валерий Соловей высказал свое мнение относительно слухов о близкой конституционной реформе в России.

На днях о необходимости изменить Конституцию страны говорил председатель конституционного суда Валерий Зорькин.

По словам профессора Соловья, к 2024 году в России сократится количество субъектов федерации путем объединения и будет введена госидеология.

Валерий Соловей:

На эту тему мне уже приходилось писать и выступать, с удовольствием повторюсь.

1. Подготовка конституционной реформы, а точнее кардинальных изменений в широкий спектр конституционных законов была начата осенью 2017 года.

2. Изменения разрабатывались по следующим направлениям:

а) формирование новой конфигурации государственной власти и управления;

б) кардинальное сокращение числа субъектов федерации (до 15-20) путем их объединения с целью удобства управления, выравнивания уровней развития и нейтрализации этносепаратистских тенденций;

в) решительная правка законов о выборах и политических партиях (отнюдь не в смысле либерализации);

г) введение государственной идеологии.
Ну и еще кое-что.

3. Изначально не было понятно, каким из изменений и в каком объеме дадут «зеленый свет», а каким — нет.

Но в любом случае их не предполагалось реализовывать все одновременно ввиду прогнозируемой сильной негативной реакции.

4. Sine qua non — реконфигурация госвласти и управления, долженствующая обеспечить институционально-правовую рамку транзита системы.

Здесь тоже несколько вариантов.

От известной модели с учреждением Госсовета как аналога Политбюро и сведения роли президента к представительским и символическим функциям до, наоборот, усиления и расширения президентских полномочий и учреждения поста вице-президента. (Имеется еще несколько вариантов.)

5. Транзит системы должно осуществить до 2024 года, дабы застать врасплох врагов внешних и внутренних. Предполагалось, что решающими могут стать 2020-2021 годы.

6. Существует одна-единственная причина, по которой эти сроки могли бы быть сдвинуты в сторону уменьшения.

И эта причина не имеет отношения к политике и снижающимся рейтингам. Ситуация оценивается как беспокоящая, но не критическая и находящаяся под контролем.

7. И уж, тем более, ни о каких досрочных выборах речь не шла и не могла идти. Кардинальное изменение организации госвласти и управления осуществляется не для того, чтобы проводить выборы и подвергать систему сильнейшему стрессу.

8. В числе ключевых бенефициаров реформы власти называют трех человек, которые и так входят в первую десятку элиты по своему политико-бюрократическому весу.

В оценках фигуры политолога Валерия Соловья присутствует яркая палитра – он и шпион, и русский националист, и специалист по внушению. Невероятная точность его прогнозов тех или событий в жизни страны вольно или невольно навевает мысль о наличии у профессора собственной сети информаторов в вертикали власти. Широкая публика узнала Валерия Соловья после резонансных выступлений на Манежной площади в декабре 2010 года и на телеканале «РБК».

Детство и юность

Доступные в источниках детали жизни политолога не богаты на факты. Валерий Дмитриевич Соловей родился 19 августа 1960 года в Луганской области Украины, в городе с многообещающим названием – Счастье. О детстве Соловья информации нет.

После средней школы Валерий стал студентом исторического факультета Московского государственного университета. По окончании вуза в 1983 году на протяжении десяти лет работал в Институте истории СССР Академии наук. В 1987 году успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук.

Дальнейшая трудовая биография Валерия Соловья продолжилась в международном фонде социально-экономических и политологических исследований «Горбачев- фонд». По некоторым сведениям, Соловей проработал в фонде до 2008 года. За это время подготовил несколько докладов для международных организаций, в том числе для ООН, был приглашенным исследователем в Лондонской школе экономики и политических наук, защитил докторскую диссертацию.

К слову, некоторые обозреватели и политологи попрекают Валерия связями с фондом и Лондонской школой экономики, полагая, что оба эти института априори не могут быть носителями идей создания сильного российского государства. Одновременно с работой в этих организациях Валерий Соловей занимал должность в редакционной коллегии и писал статьи в журнале «Свободная мысль».

С 2009 года политолог состоит в Экспертном совете международного аналитического журнала «Геополитика». Журнал пропагандирует идеи сохранения русской самобытности, государственности, распространения русского языка и культуры. В редакции трудятся известные медийные личности — Олег Попцов, Анатолий Громыко, Джульетто Кьеза. Помимо этого, Валерий Соловей руководит кафедрой «Реклама и связи с общественностью» университета МГИМО.

Наука и общественная деятельность

В 2012 году профессор Соловей предпринял попытку громче заявить о себе на политической арене, создав и возглавив партию «Новая сила», о чем сообщил в январе того же года в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Национализм, по словам профессора, лежит в основе мировоззрения нормальных людей, поскольку только благодаря такому отношению к жизни появится шанс удержать страну.

Несмотря на то, что пропагандируемые партией идеи нашли понимание у людей, регистрацию в Министерстве юстиции «Новая сила» не прошла. Официальный сайт партии заблокирован, страницы в «Твиттере» и во «ВКонтакте» заброшены. Это и неудивительно, учитывая праволиберальную позицию Валерия Соловья: он не видит в национализме угрозы для общества, не считает его идеологией.

Тем не менее, Валерий Соловей продолжает активную деятельность. На сегодняшний день он — автор и соавтор 7 книг и более чем 70 научных статей, а количество интернет-публикаций и статей в СМИ исчисляется тысячами. В журналистской среде уже давно стало традицией брать интервью по каждому мало-мальски значимому поводу у одного из самых известных политологов страны.

Откровенные, без прикрас заметки Соловья в собственном блоге на сайте «Эха Москвы», на личных страницах в «Фейсбуке» и «ВКонтакте» собирают множество комментариев. Цитаты из выступлений, прогнозы профессора (кстати, на удивление точные) становятся предметом дискуссий, берутся за основу в выражении на страницах Живого Журнала личной позиции неравнодушных граждан.

Личная жизнь

Все, что известно о личной жизни Валерия Соловья, это то, что профессор женат и имеет сына Павла. Супругу зовут Светлана Анащенкова, родом из Санкт-Петербурга, окончила факультет психологии питерского государственного университета, занимается изданием детской литературы, учебных пособий.

В 2009 году вместе с сестрой Татьяной, также доктором исторических наук, Соловей выпустил книгу «Несостоявшаяся революция. Исторические смыслы русского национализма», которую авторы посвятили своим детям — Павлу и Федору.

Валерий Соловей сейчас

Последняя пока что книга Валерия Соловья — «Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху» вышла в свет в 2016 году.

Осенью 2017 года стало известно, что в выборах президента России в 2018-м будет участвовать лидер Партии Роста, миллиардер и уполномоченный по защите прав предпринимателей . В предвыборном штабе партии Валерий Соловей назначен ответственным за идеологию. Профессор считает, что с точки зрения пропаганды кампания уже выиграна , а цель выдвижения Титова в том, чтобы повлиять на экономическую стратегию.

Среди последних «пророчеств» Соловья – скорое вызревание политического кризиса, утрата обществом управляемости, усугубление кризиса в экономике. Кроме этого, на станице в «Фейсбуке» Валерий Дмитриевич изложил мнение о том, что якобы стоит ожидать появления российских добровольцев в военных конфликтах на территории Йемена, как произошло с Ливией и Суданом. Другими словами, Россия втянется в очередной конфликт, который опять повлечет многомиллиардные расходы и неприятие страны на международной арене.

Очередному президентству Путина Соловей предрекает скорый конец, через два-три года, и причина заключается даже не в годах Владимира Владимировича (руководят главы государств куда постарше), а в том, что «народ России от Путина устал». И тогда последует череда серьезных перемен.

Говоря о возможном преемнике, Соловей не считает таковым министра обороны , чья кандидатура не напрямую, но обсуждается в узких кругах. Политолог обратил внимание на бывшего заместителя Шойгу, генерал-лейтенанта , губернатора Тульской области.

По муссируемому украинскому вопросу и теме в президентские выборы в США Валерий Соловей также прямолинеен. По словам политолога, отношения с Украиной уже не будут прежними, и Крым останется русским. И Россия, пусть и задолго до выборов, предпринимала атаки, но победа обусловлена удачной политической стратегией, эксплуатацией роли парня из соседнего двора и ошибками .